вторник, 19 ноября 2019 г.

Сухоложские записки


СУХОЛОЖСКИЕ ЗАПИСКИ
Савиных М.И.

   «… когда б вы знали, из какого сора растят месторождения, не ведая стыда…» – парафразом думалось мне, когда в начале 90-х в прессе стали появляться статьи о скандале вокруг золоторудного месторождения Сухой Лог. Месторождение это чуть ли не задаром было отдано некоей австралийской компании с подмоченной репутацией да еще при содействии спикера Б.Ельцина, дело рассматривалось в Высшем Арбитражном суде, делались намеки, что золото этого месторождения добывают в Кремле… За четверть века после утверждения запасов в ГКЗ СССР Сухой Лог всплывает с завидной регулярностью в разных ипостасях и видах.
   Озадачивает, что копья ломают журналисты, нардепы, советники, чиновники, академики, в лучшем случае наездами побывавшие на объекте их высокого внимания. Я же провел на нем геологом несколько лет, мне известна вся системная канва шкурных интересов каждого «первооткрывателя» или личных амбиций добропорядочного участника разведки. Более того, я был, увы, катализатором этой грандиозной афёры и кому как не мне утверждать, что месторождение Сухой Лог, зачатое во грехе, и жить продолжает во лжи.
- Да кто ты такой? - спроси меня риторически, читатель, если ты заворожен громкими титулованными именами вокруг месторождения и, конечно, не слышавший что-то про меня. Но я отвечу.
- Я родился в 1946 г. в Новосибирске, там же в 1966 г. получил диплом техника-геолога за учебный проект разведки одной из золотых россыпей в Кемеровской области, потом и металл из нее добывал, жену свою там встретил. Довелось поработать и на приисках Енисейского кряжа, дочь там родилась. На Ленских приисках я провел шесть лет: год доразведывал россыпь Хомолхо, а затем участвовал в разведке, не к ночи поминать, Сухого Лога. Под руководством профессора иркутского Политеха Г.В. Рослякова защитил диплом заочника в универе, продолжил, было, тему Сухого Лога в аспирантуре Института геохимии у профессора В.В. Поликарпочкина, готовя математические модели россыпей, этих механических ореолов (потоков рассеяния) рудного золота.
   Надо заметить, программы обучения в Новосибирском геолого-разведочном техникуме, как объясняли нам преподы и потом обнаружили мы сами, не отличались от вузовских. Но делать нечего, без диплома ВУЗа росту не было и почти все мы потом прошли через горнило «ликбеза», как посмеивались мы, заочники. А мне вообще деваться было некуда, с возрастом глуховат-с стал. Ныне уж без аппарата не обхожусь.
   Первое научное освещение Олекмо-Витимского края дал П.А. Кропоткин, пересекший его проспекторским маршрутом опального князя-анархиста. Но первая золотая россыпь была открыта позднее, полтора века назад, людьми купца Трапезникова в вершине реки Хомолхо («лысая гора» с эвенского, «голец» по местной кальке). Основное же богатство Ленских приисков обнаружилось в полуста километрах юго-западнее – в бассейне реки Бодайбо. И до открытия в 30-х годах ХХ века магаданского золота Ленские прииски считались настолько богатыми, что в 1914 году американский геолог, британский консультант, «ЛенЗоТо» Ч. Пирингтон мог сравнивать их с Трансваалем Южной Африки. Относительно же рудного золота он предрек совершенно определенно: только через сто лет. Когда русские получат технологию переработки столь бедных руд – один грамм на тонну рудной массы. Тем не менее поиски богатых коренных руд все-таки велись.
   Возможно, искали их и геологи (если они и были?) английской компании «Ленаголдфилдс», но концессию в 1928 году большевики отменили, а все материалы разведок якобы оказались в Лондоне (если они и сохранились, то вряд ли будут интересны сейчас: территория опоискована сплошь).
   Через несколько лет романтик-конформист, советский академик В.А. Обручев, узнав, что в вершине Хомолхо геолог Е.В. Шевченко с зэками бурит скважины и бьёт штольню в гольце Высочайшем, всполошился (тщеславен был дедушка) и поспешил отметиться в научной печати, что его карьера горного инженера в конце ХIХ века как раз и начиналась установлением того факта, что источники золота здешних россыпей кроются не в кварцевых жилах, но в жёлтых кубиках пирита (сульфид железа), рассеянных в углеродсодержащих породах («чёрные сланцы»), слагающих борта и ложа речных долин.
   Действительно, дробление жильного кварца редко использовалось здешними старателями для извлечения самородного золота. Правда, сейчас в 5 км к востоку от Сухого Лога построена даже дробильная фабрика на месте, где в войну таким способом из жил ручья Верный добывали немного металла. Но вот на сегодня там уже добыто более 25 тонн химчистого металла. МУД.(рый) АК.(адемик), между прочим, был чудаковат: раз истолок в ступке некую окаменелость, найденную практикантом на Ольхоне, поскольку она противоречила его другим воззрениям. Кстати, академиком он был скорее «назначен» советской властью, не имея даже диплома геолога, но горняка, минуя классические вехи научной карьеры: кандидат, доктор, член-корр., - видимо, за конформизм. И если покопаться в архивах, то можно, наверняка, найти документы типа доносов, кляуз и т.п. На И.Губкина нашли такие сведения. Нужно еще скольким-то векам пройти, чтобы никому уже не было интересно копаться в этом бельишке. Но всплывать такие документы будут, конечно.
   Поиски рудного золота возобновились во второй половине ХХ века. В разной степени эти работы отражены в многочисленных научных статьях и производственных отчетах столичных и иркутских, в том числе и бодайбинских геологов. Так что, когда в 1973 году стали «секретить» “золотую“ тематику, то для нас это было уже поздно, а сейчас просто смешно (если бы не так грустно: за этим кое-кто с угрюмым лицом – Долгих, наверняка - судя по примитивности - пытался скрывать секрет полишинеля, желая подсознательно, в силу своего гэбисткого и фронтового воспитания, воздействовать на общественное сознание рудиментами сталиниского страха перед спецслужбами). Ведь и посейчас любой желающий может в геологических библиотеках свободно взять пару сборников: «Вопросы геологии и золотоносности Ленского района» (Иркутск,1969) и двухтомник «Ленский золотоносный район» (Москва,1971;1972). Причину же тогдашних строгостей, помнится, объясняли капризами африканских «друзей»: они не желали брать нашими товарами, а кивали на многочисленные «золотые» публикации.
   Труд заключенных на Лене прекратился в 1958 году и к началу 70-х годов золотодобыча из россыпей стала иссякать. Помимо социальных причин: рабский труд, как известно, малопроизводителен, - была тому и геологическая причина: даже примитивными средствами разведки все значимые запасы россыпного золота территории были выявлены – прирост запасов прекратился.
   Самая же крупная в мире и по сей день драга № 601 - объем одного черпака 600 л при обычном – 100-120 л (я с юных лет хорошо помню статью в «Технике – молодёжи» № 4, 1965, С.19-21 о строительстве этого уникума и вкладку с его рисованным проектным изображением) - никак не могла набрать мощность из-за непредвиденных горногеологических условий – мощная мерзлота, неподтверждение запасов (замечу, неподтвержденные запасы – около 23 тонн - создавали некоторые из будущих «первооткрывателей» Сухого Лога (Н.П.Попов получил орден Ленина, Н.С.Романченко и В.Ф Дубинин что-то еще).
   Немудрено, в «самых» глубоких скважинах (до 200 м) ударно-канатного бурения (рассчитанного для этих станков до глубины 50-70 м) золото с верхних пластов просто проваливалось вниз в безрудные горизонты, где принималось за промышленные концентрации. Головотяпство!!! Помнится, награды вручали смущенным аферистам, когда уже стало известно неподтверждение запасов.
   Для Бодайбинской геолого-поисковой экспедиции Иркутского геологического управления Мингео РСФСР все это было чревато сокращением сотен людей с буровыми станками, ремонтномеханическими и жилищно-социальными базами. Нужно было либо повышать извлекаемость россыпного золота (при дражном и гидравлическом способах добычи потери составляют до 80%), либо одновременно вовлекать в добычу рудное золото. Второй путь престижнее солидностью капитальных вложений, к тому же надолго обзадачиваются геологи. Пока же страна имела возможность содержать что-то ищущую армию геологов, в том числе и здесь: мы вяло копались на нескольких рудных объектах, в том числе и на Сухом Логу.
   К моему времени поисково-оценочная стадия на нем завершилась, и его путано относили кто, скромничая, к рудопроявлениям, кто, смущаясь, – к месторождениям. (Месторождением принято называть объекты с принятыми через Государственную Комиссию по Запасам балансовыми или хотя бы забалансовыми запасами) Несмотря на разную, но все-таки относительно высокую значимость этого объекта во всех списках перспектив территории, доказать его самость в министерствах никак не удавалось. Уже всерьез поговаривали не то о предстоящем сокращении людей, не то о переориентации на выбор из трёх десятков рудопроявлений, один из которых, похоже, сейчас берет реванш у Сухого Лога, благодаря усиливающимся рыночным критериям в геолого-экономических расчетах. С 1998 года сюда же можно отнести месторождение «Голец Высочайший», см.http://community.livejournal.com/au_bodaibo/). Я его исползал на пузе досконально во время года жизни рядом.
   Будучи зомбирован истым комсомольцем, с младенчества глубоко чтящим кодекс строителя коммунизма, я к этому времени вдрызг испортил отношения с местной номенклатурой. Случись разбор полетов – тут и убийства (бывший вохровец Алданлага И.Н. Капустин – нач. участка Хомолхо был расстрелян в сортире затравленным им парнишкой инвалидом. Директора прииска сняли враз. Через несколько лет выжившего Капустина таки добили как коменданта общаги в Братске. По другим данным жив и доживает где-то под Иркутском). Тут и кражи золота (мой коллега Н.И. Зиновьев был пойман с 5 килограммами), и подлость человеческая и, непременно - моя глупость! Море глупости!!! Которую оправдать можно не только молодостью. Только сейчас через три десятка лет я начинаю понимать, какой же дурак-то я был со своей «активной общественной позицией»: эдакий хазановский попугай - «в зоопарке тигру не докладывают мясо!». Более того, оказывается Андроповым была тогда разработана даже печатная форма бланков доносов. (А.Бовин сокрушенно крякал, сообщая это в мемуарах и радуясь, что не случилось пустить в оборот такую гадость). Ведь пострадало другое, главное для меня лично и, быть может, для государства и той же руководящей и направляющей: компьютерные поиски рудного золота по результатам разведок и эксплуатации россыпей. У меня уже появились единомышленники и покровители, а герой труда, кандидат наук Виктор Ефимович Рябенко (1918 -1998) поддержал это 30 ноября 1972 года во время личной беседы в его кабинете с ним и гл.геологом управления В.А. Лисим, посоветовав соблюсти процедуру получения ассигнований: обратиться в техсовет экспедиции (сохранилась ли запись в журнале его Приемной о моем визите?).
   Откуда было мне знать, что член бюро обкома КПСС Рябенко (поговаривали – Рабинович, хотя козырял, что является сыном уборщицы), пока я летел из Иркутска в Бодайбо и далее до Сухого Лога в посёлок Кропоткин, возвращаясь с всесоюзного совещания по математизации геологии (кстати, за свой счет летал), навёл по телефону справки и, конечно, мне было отказано в техсовете.
   А один из будущих лауреатов Н.П Попов (1936-2003), спесивый и подловатый по натуре (стоявший со своим другом – секретарем райкома кпсс - в самом начале моих бед), высокомерно объяснил мне, что они не могут выслушивать каждого техника, хотя именно с его согласия я и перебрался с Хомолхо в Кропоткин (там не хватало геологов) дабы потом переехать в Бодайбо, где я вплотную бы занялся поисками рудного золота. Более того, стали меня есть пуще прежнего и через год, не дождавшись ответа на многочисленные «телеги» к депутату В.И. Долгих, я, не таясь и не интригуя (хотя надо было бы! А я как танк попер…, упрекали меня потом доброжелатели), выехал к нему «за правдой»! Некий клерк Николаев на Старой площади оперативно отправил меня к замминистра геологии РСФСР Л.П. Потемкину и начальнику Главвостокгеологии В.Ф.Логинову. И те сходу предложили мне выступить на коллегии. Я даже оторопел поначалу, совсем не ожидал такого оборота. Хотя в глубине души я и тогда понимал, что вряд ли это решило бы мои проблемы: все равно та шайка ничего не дала бы сделать.
  Ну, откуда мне было знать, что этим я Рябенке перебежал дорогу, невольно подмочил ему репутацию, а он, сказывали потом, мать родную бы продал за переезд в Москву. В те времена, не в пример нынешним, письмам трудящихся придавалось большое значение: враз с кресла снимали.
   Опешившему в Иркутске карьеристу осталось только заявить, что имя рек – шизофреник! И наутро меня, ничего не понимающего, спровадили из Москвы домой, а там – к психиатру. Но сняли за это не члена обкома, но секретаря горкома. И справедливо, отчасти: это он и инициировал с самого начала травлю, которую подхватили потом другие, в том числе и Рябенко. Еще бы, я обратился к райпрокурору: осудить весь райком КПСС за непринятие мер по покушению.
   Затем обложили своими кадровиками, те принялись меня запугивать, запутывать, что-то там подшаманили с документами, подложили кое-где липу, выдрали из подшивок приказы про меня.
   За техсовет же, уже нескрываемый спектакль номенклатуры (вел его В.Ф. Дубинин – креатура Рябенки), мне пришлось еще пару «телег» накатать и услышать, что мои предложения «несвоевременны».
   Уже кое о чем догадываясь, я сделал вялую попытку «найти правду» и притих, погружаясь в дипломную работу, выдать которую за диссертацию я уже и не мечтал. Тем более, что земляк-обэхаэсник, которому я как-то помог выловить воришку дражного золота, намекнул, что мною интересуется КГБ за связь с академиком Сахаровым. Я даже ошалел поначалу, но стал догадываться о какой-то игре (об академике я до сих ни уха-ни рыла, но записки «Мой Сахаров» тоже сбацал). После этого я долго еще надеялся, что «партия разберется». Была такая формула в мифологизированном советском общественном сознании. Но вот уже и с партией разобрались, а я, дурак, все-таки надеюсь... Дядя Зю, что ли, поможет?
   Сейчас понятно, никому бы и в голову не пришло, что Рябенко мог сделать подлог. И я, конечно, заблуждался, когда обрадовался было, что гэбисты руками академовского стукача Юры Будянского (сотрудник новосибирского профессора Ю.А. Воронина, 1928-2008) тайно берут отпечатки пальцев у меня для проверки того подлога. Да нет, оказалось. Диссидентом я там числился, столпом русской демократии! А по подложным бумагам Рябенки, значительно позднее я догадался, Савиных ездил всего-то проситься в Москву на жительство.
   Откуда мне было знать, что своими настойчивыми «телегами» я добился-таки внимания Долгих к проблемам Ленских приисков «со славными революционными традициями».
   (В первые годы Советской власти дата Ленского расстрела 1912 года отмечалась как общегосударственная памятная дата. В десятилетнюю годовщину в 1922 году в "Правде" была опубликована заметка Сталина, в которой он отметил, что "Ленские дни ворвались в мерзость запустения ураганом". Мерзостью запустения по Сталину были перспективы "конституционного развития России на манер Пруссии", а хотелось бури великих революционных потрясений. В 1927 году к 15-ти летней годовщине Сталин прислал в районную газету "Ленский шахтер" послание Ленским рабочим, в котором, писал:- "Ныне, свободные от царского и капиталистического гнета на берегах Витима, вы имеете возможность добывать золото не для обогащения тунеядцев, а для укрепления мощи первого в мире своего рабочего государства". Фактически же при абсолютной государственной монополии на внутреннее и внешнее обращение золота, добытое золото, с первых лет советской власти доставалось государству от государственных рабов за бесценок.
   А в 1937 году, всего через 10 лет, после второго послания Сталина, в соответствии с его теорией об обострении классовой борьбы по мере продвижения страны к коммунизму, рабочие на берегах Витима превратились во врагов).
   Поэтому я побито усмехнулся, когда Рябенко через клевретов передал мне благодарность за помощь. Как рассказывали, оправдываясь на ковре, это ничтожество во спасение шкуры, заявил, что проблема рудного золота тут давно решена Сухим Логом, поиски других месторождений неактуальны, но идут по плану, а фамилию Савиных – впервые слышит… Бонза Долгих же никогда ныне не признается, что это по его указанию вездесущие тогда гэбэшники стали мною заниматься, а потом уже возник у кого-то из них и свой интерес: раскрыть «союз меча и орала» в местах, куда раньше ссылали, а теперь вот живёт в добровольной ссылке (чего бы это?) дурак комсомолец, зам. секретаря комсомольской организации Кропоткинской ГРП.
   Последующая судьба Сухого Лога – иллюстрация большевистских методов вульгарного материализма, этого прибежища недоучек-марксистов из кожевников-дюрингов, экстернов-ульяновых, семинаристов-джугашвили, свинопасов-хрущевых, землемеровбрежневых, либерман-файнштейн-андроповых, педагогов-черненковых, их апологетов: мао, кимы, пол поты, нето и многие другие, когда не ждали милостей от природы, когда сказку делали былью и если факты сопротивлялись, то тем хуже было для фактов. И их отправляли на расстрел, в концлагеря, в психушки, судьбы ломали…Обидно, какой-то недоучившийся грузин-семинарист опустил на десятилетия целое государство до своего уровня!
   Скачком, минуя каноническую стадию предварительной разведки, сразу же приступили к детальной. Игнорируя особенности распределения золота в недрах, обосновали возможность разведки преимущественно скважинами алмазного бурения да еще малого диаметра с минимумом заверочных работ тяжелыми горными выработками – штольни, штреки, восстающие, гезенки и т.д. Вдруг обнаружились «оплошности» в проведении прошлого пробирного анализа – исправили… конечно, в сторону увеличения содержаний (жена одного из будущих лауреатов и была тем завлабом, что обнаружила сии «оплошности» - Дубинина Е. Н.,1938-2000). Это оправдало перебурку всех старых скважин дробового бурения и пересмотр способов отбора проб. А когда дело дошло до проекта промышленных кондиций, то «сломили» сопротивление консерваторов»: вместо объективно и обоснованно рассчитанных на то время бортовых содержаний в 1.8 г/ т «сделали» 1 г/т. Конечно же, разрозненные рудные тела слились в единую мощную рудную зону. Когда же на первой защите в ГКЗ вскрылись несоответствия и в без того минимальных заверочных работах да еще и по скважинам малого диаметра, обосновали имитацию добычи руды миникомбинатом с экспериментальной переработкой сухоложских руд в Мурунтау. Заварили тысячу штук. Тысяча тонн. Отправляли их в Усть-Каменогорск. Завод, действительно извлёк 4 килограмма золота.
   (Откатывал на этом «комбинате» вагонетки и я. По указанию Рябенки мне вообще ничего не поручали, я занимался целыми днями буквально своими делами, лишь изредка меня боязливо просили помочь в каких-нибудь срочных работах типа этой. А когда кто-нибудь из ретивых холуев (типа нач. партии Н.С. Романченко, поставлявшего Рябенке северный дефицит), таки пробовал ущемить меня, то получал окрик Рябенки, что снимет с должности. И мог бы. Особенно Романя перетрухал, когда патрон сообщил ему, что кляузником занимается КГБ. А ведь, понял Романя, подлоги и слежка его любовницы за мной в ГРП – дело и его рук ).
   Все это звонко, в духе того времени, декларировалось как новаторство. Фиаско же с ГКЗ назвали «апробация». А что скрывалось еще за дымом секретности? Однако даже тогда было забавно читать научные публикации о Сухом Логе, в которых, не называя месторождения, до неловкости читателей за авторов, тщеславно давали полную библиографию на самих себя и предшественников. Вот уж озадачивались, наверное, цэрэушники? Стоит ли поминать без улыбки, как на объект заманивали влиятельных чиновников, академиков, даже Косыгина, а в наукообразных публикациях глубокомысленными ссылками льстили столичным патронам в их новомодных теориях. Косыгин, правда, не доехал, но озадачился в Якутске: вам что, россыпей не хватает, - и оборвал бодрый доклад Рябенки. (Кстати, тогда в ожидании бонзы блокировали мой дом, стоявший прямо на повороте его ожидаемого проезда: так тогда предупреждали терроризм). Озадачивались геологи и в других управлениях: спрашивали меня после изгнания: что это за новый тип месторождений Рябенко открыл там?
   Сопротивление такой работе, конечно, было (Савиных не в счет: он уже прочно сидел под колпаками: КГБ, начальника Кропоткинской партии, начальника Бодайбинской экспедиции и ... Рябенки – этот даже свою дочь красавицу не побоялся подключить в Иркутске к слежке за мной).
   Но одного сопротивлявшегося ушли в самом начале афёры – за строптивость (самый первый разведчик и автор отчета с подсчетом запасов Сухого Лога Н.И. Белозеров), другого (Монин А.И.) в срочном порядке в самом разгаре – за недоуменные ненужные вопросы (как никак, бывший эксперт ГКЗ), третьего – действительно дурак оказался, четвертый (главный геолог управления В.А. Лисий – как-то вовремя помер (самый совестливый из будущих лауреатов: позднее от него «отмазались» - назвали его именем улицу в Бодайбо, а вдове красиво отдали всю премию. Я уверен, с подачи больной совести Рябенки, прямого начальника покойного). Но вот министра цветной металлургии СССР П.Ф. Ломако просто так не обойдешь. Он запретил пускать «новаторов» в свою Приёмную, прямо обзывая «творцов» авантюристами, Сухой Лог – каменоломней, справедливо отдавая предпочтение узбекскому Мурунтау с более нужными ураном, редкими и содержаниями того же золота в 3-4 г/т, но попутного. Это сейчас оно там как вроде – основная цель, но уже при созданной инфраструктуре, отработанной технологии и прочем.
   Занятно, к Белозерову, уже находившемуся в Благовещенске, приезжал гонец от шайки: не будет ли он возникать против ленпремии им? Николай Иванович успокоил: не буду. Чувствовал травлю. Однако на защиту диссера в Улан-Удэ в 1985 года оппонента направляли, но тот оказался туповатым. Тогда состоявшийся «лауреат» В.А. Буряк накатал две телеги в ВАК. Но там смотрят не на науку, а на техническую сторону, отвергли. Примечательно, там ученый совет возглавлял член-корреспондент Н.В. Добрецов, который в 93 году меня проваливал в Новосибирске.
   Но недаром Рябенко был «редкачом», нашлись у него друзья в могущественном тогда Минсредмаше, хотя никаким стратегическим сырьем у нас и не пахло. В технико-экономическом обосновании (конечно же, совершенно секретном) было предусмотрено строительство города Вача, аэродрома для принятия тяжелой авиации (собирались еще до подхода ветки от бамовской станции Таксимо забрасывать негабаритные грузы), ГОКа, двух «пионерских» лагерей, готовились объявить строительство ударной комсомольской стройкой… Между тем в районе нет практически никакого строительного сырья: завозить нужно даже глину, щебень, бут, кирпич, лес.
   Запасы месторождения таки были приняты на баланс государства еще в 1979 году, а через год шестерка «первооткрывателей» получила ленинскую премию. Таки перебраться в Москву в конце 76 года Рябенке удалось и даже подпрыгнуть до первого замминистра геологии РСФСР, пока КГБ в 1982 году не стало ясно, что товарищ, пользуясь доверием и их информацией о Савиных, вел двойную игру: осмелился держать их подопечного под своим колпаком. Пнули его тут же: назад в Иркутск, на пенсию. Но Савиных Рябенко не забывал до самой кончины в 98 году. Когда в 93 году я обнаружил опять на своем пути эту сволочь, то успел отправить ему открытку, что еще раз - и я сам приеду в Иркутск и разобью его жопу в кровь!
   Другого «лауреата», Н.П. Попова, попинали в 1986 году из главных геологов экспедиции (не смог выше подпрыгнуть – дурак просто-напросто был) на должность проектанта в Лензолото, но там он всплыл-таки до главного геолога. Еще одного «первооткрывателя», Н.С. Романченко, попинали году в 82 с иркутской торговли на пенсию: хватит снабжать Рябенку дефицитом.
   Долгих же успел получить из рук Черненко вторую звезду и я подозреваю – за Сухой Лог. Небезынтересно знать, как он дошел до жизни такой.
   Официальная справка.
Долгих Владимир Иванович (р.05.12.1924), член партии с 1942 г., член ЦК в 1971—1989 гг., кандидат в члены Политбюро ЦК 24.05.82— 30.09.88 гг., секретарь ЦК 18.12.72— 30.09.88 гг. Родился в г. Иланском Красноярского края. Русский. В 1949 г. окончил Иркутский горнометаллургический институт, кандидат технических наук (с 1968 г.). В 1941 - 1944 гг. в Советской Армии. С 1949 г. на инженерно-технических должностях: с 1958 г. главный инженер, в 1962— 1969 гг. директор Норильского горнометаллургического комбината им. А. П. Завенягина. В 1969— 1972 гг. первый секретарь Красноярского крайкома КПСС. В 1972— 1988 гг. секретарь ЦК КПСС, одновременно - в 1976— 1984 гг. зав. Отделом тяжелой промышленности ЦК КПСС. С 1988 г. на пенсии. Депутат Верховного Совета СССР 7—II созывов. Герой Социалистического Труда (1965 г., 1984 г.).
Председатель Правления региональной общественной организации "Красноярское землячество".
В декабре 1941 г. добровольцем пошел на фронт. Участвовал в боях в составе шестой Гвардейской дивизии на Брянском фронте. В феврале 1943 г. был тяжело ранен и в ноябре комиссован.
В 1948 г. закончил Иркутский горно-металлургический институт, получив диплом с отличием, по специальности "Инженер-металлург".
С 1948г. по 1958г. - начальник смены, технолог, начальник цеха, главный инженер Красноярского завода цветных металлов.
С 1958г. по 1962г. - Главный инженер Норильского горно-металлургического комбината.
С 1962г. по 1969г. - Директор Норильского горно-металлургического комбината.
С 1969г. по 1972г. - Первый секретарь Красноярского Крайкома КПСС.
В 1972г. избран Секретарем ЦК КПСС.
С 1982г. по 1988г. - кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС.
С 1966г. по 1990г. - депутат Верховного Совета СССР.
С 1982г. по 1992г. - пенсионер.
С 1992г. по настоящее время - Председатель Правления региональной общественной организации "Красноярское землячество".
С 2002г. - Председатель Московского городского Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов. Ныне депутат Госдумы.
Член Совета Директоров РАО "Норильский никель". Член Совета Директоров ОАО "ГМК "Норильский никель".
Доктор технических наук (не отыскал я в ВАКе его диссера).
Дважды Герой Социалистического труда, награжден шестью орденами Ленина, двумя орденами Отечественной Войны первой степени, многими медалями, имеет награды иностранных государств.
Имеет трех дочерей.
   Якобы прибавил себе годок, дабы пойти на фронт, после ранения закончил в 1949 году Иркутский горно-металлургический институт, в Красноярске дослужился до директора Норильского ГОКа, где в 53 году его однофамилец(!) генерал гэбэ, подавлял бунт зэков. Получил ученую степень кандидата технических наук, (тогда только-только среди директоров появилась мода на эти титулы), в 1965 году получил первую звезду якобы за освоение Талнахского месторождения платины. И тут его кто-то (как вроде, Косыгин за шашлычок под коньячок) потащил вверх (а уж и не Брежнев и Андропов ли? Как вроде, Андропов: он вытащил в Москву и Рыжкова с Горбачевым. Злые языки подметили, что ни один из них не преуспел на своих постах): в 69-72 – первый секретарь обкома (карантин, конечно), с 72 года – секретарь цк кпсс, далее – кандидат в члены политбюро. На протоколах политбюро травли Солженицына его подпись появилась с 1973 года. Рассказывали, что в его приемной всегда дежурил врач: откачивать принесенных «с ковра. Но вот интересно, прописку на Кутузовском, дом 26, кв. 88 он получил только в 74, а до этого пару лет жил, наверное, с семьей в общаге? Чего ж тогда землю-то рыть с Сухим Логом? Да и реанимация авантюры в 90-х, думается, тоже не без него обошлась. На Записки эти бонза отмалчивается, хотя и не так дряхл, хорошо выглядел на приеме фронтовиков Путиным, на 60 лет Победы даже возглавил парад ветеранов как председатель Всероссийского комитета ветеранов войны, 22 июня 2006 г. с двумя своими звездами несколько часов парился в первом ряду на концерте на Белорусском вокзале, в 2007- со страшно мрачным лицом восседал на кремлевских трибунах. В 2008 опять гордо восседал на приеме у Путина. Возник с инициативой дать Путину Героя России и внеочередное звание генерал-полковника. Лужок его под ручку вел к могиле Неизвестного солдата (товарищ сообщил мне, что по указанию свыше). Нынче принимал парад рядом с Собяниным. Выходит, с политруков дослужился до маршала. А нынешняя возня с инвестициями Норникеля (Полюс Золото) в Сухой Лог, мне прямо сказали об этом, тоже инспирирована дедушкой. (А квартиру над своей ему дал сам Брежнев, как признался Долгих в недавнем телеинтервью). Лужка скинули вместе с Митволем, хлопотавшими за партбонзу. Однако, за почетного гражданина Москвы партбонза имеет бесплатную коммуналку, а за пару Звезд – пенсия 100 тыс. рублёв.
   Из Мемориала: Фамилия Долгих, да ещё в сочетании с именем Иван, весьма распространена. Неудивительно, что появился миф о том, что В.И. сын начальника ГУЛАГа. Какое-то время мы тоже так считали. Однако это не так. Он сын железнодорожника из Иланского. Что не меняет нашего отношения к нему, сугубо отрицательного.
А дедок суется во всякие общественные организации, вплоть до конференции по малому бизнесу и гостевания у ментов на ихних концертах. Это он и организовал травлю журналиста Подрабинека за шашлычную «Антисоветская».
А никому не нужный БАМ? А Чернобыль? А 63 тысяч танков, сваренных из дедушкиной стали? Вроде получается, дедок – маниакальный честолюбец, как и его покойный сосед Леня Брежнев. Мифы только… 7 декабря 2013 года на родине дважды героя установили бюст. Тьфу!
Однако отмывается дедок.
Вышла книга Л. Нуждина « Долгих Владимир Иванович. Человек-легенда».
   Из моего письма к нему:
Отмываешься книжками, сученыш? За пианино сидел-де? Так я, глухой, и с гармошкой снялся, могу выслать. Поработав 71-72 гг. на Высочайшем (Хомолхо) год, я перебрался в Кропоткин (Сухой Лог), чтобы продолжить работу по изучению золотоносности района. Не тут-то было. Пришлось обращаться к тебе, светочу наших побед, за защитой. Шайка аферистов твоими молитвами и под твоей крышей отряда солдат твоей партии, обратилась к декану, чтобы меня отчислили с 3 курса универа. Но вынудить меня уйти из очной аспирантуры, а затем и заочной, им таки удалось. Дорогой тесть заманил меня в Новокузнецк и, получив трешку, пригрозил телегой в КГБ. Четыре года я мыкался с семьей по частным, пока твои солдаты за услугу другому отряду не рассчитались со мной чужой двушкой. В 87 году на коллегии Мингео СССР стал известен твой диагноз мне: маниакальный психопат. В 93 году та шайка академическими проститутками догнала меня еще раз: провалили защиту диссера по мумие. Наконец нынче становится известным, что мои прогнозы по Высочайшему, позволяют добывать там рудником золотишко. Хотя все исследователи до меня отрицали там такую возможность. Но меня там не было, не было мальчика. Посылаю тебе, маниакальному честолюбцу на раздаче пряников, очковтирателю и прочая сволота, свои некоторые материалы таки свидетельствующие о моей роли в Перепервоткрывательстве Высочайшего. На Сухом Логу добыча уже десяток лет убыточна.
Кроме того, если нормальные люди зарабатывали на Северах на квартиры и прочее, то я, зомбикомсомолец, твоими молитвами вернулся оттуда с семьей без штанов. А сколько у моей семьи отняли твои академики-халявщики на защитах моей диссертации!? Живи долго, паскудыш! С неизменным.
   Ха, как точно я угадал психотип партбонзы.
   См. Горбачева: Жизнь и реформы. Книга 1
   Долгих являлся наиболее ярким представителем нашего «директорского корпуса» — серьезный, работоспособный, знающий специалист. Дело свое делал с большим рвением. Став секретарем ЦК, с 1972 года курировал тяжелую промышленность и любил показать, что его сфера — наиважнейшая. Вы, мол, конечно, тоже что-то там делаете, но без тяжелой промышленности не будет ничего.
   Он спорил со всеми, курировавшими другие отрасли, напористо отстаивал свою позицию — и это вызывало уважение. Но нередко случался и «перебор». Какой документ ни пришлешь ему, тут же все перечеркнет, переделает. А потом смотришь: по существу, то же самое, что и было, но уже «при непосредственном участии Владимира Ивановича Долгих».
   Видимо, пружина тщеславия оказалась у него закрученной достаточно сильно.Готов был браться за любое дело, лишь бы оно сулило политическое признание и повышение. Когда в мае 1982 года его избрали кандидатом в члены Политбюро, стал носить это звание с величайшей гордостью, не забывая о своем ранге даже в обыденном общении.
   Начались разговоры о формировании экономического отдела ЦК, и Владимир Иванович не сомневался, что станет его руководителем. Кому же еще! Он стал развивать бурную активность, к каждому Пленуму готовил либо выступление, либо обширную записку. И вдруг — осечка, назначили Рыжкова. Долгих воспринял это как удар по себе лично, тем более что ранее они с Николаем Ивановичем достаточно тесно сотрудничали.
   Месторождение представляет собой «слепую» (?) (начинается с глубины 40-60 м) пологую пластообразную золото-сульфидную залежь, на дневной поверхности обнаруживаемую по кварцевожильному полю (более 100 жил мощностью 1.5 м и длиной до 200 м).
   Золото в жилах крупное, до пластинок и кубиков в 1 см и более крупных гнезд и скоплений. Содержание его колеблется до 40 г/т и более, но промышленного значения за жилами тогда не признали.
Нет на месторождении и значимой элювиально-делювиальной золотоносности, хотя имеются явные признаки взаимосвязи окрестных россыпей Радостного, Широкого, Зоринского, Федоровского, Ныгри и др. с существующей рудной золотоносностью геоморфологической вершины купола – голец Сухой Лог
   Для меня последний факт пикантен тем, что в дипломной работе «Взаимоотношения золотоносности коренных источников и россыпей одного из районов Восточной Сибири» прогноз россыпной золотоносности устья ручья Сухой Лог я делал попутно с другим объектом (о нём ниже). Но старый приятель посоветовал мне забыть об этом, хотя уже после меня туда залезла-таки драга, вопреки утверждениям моих оппонентов, что там слишком мощные торфа – более 18 м. Саму дипломную работу я пытался опубликовать еще тогда в виде пары статей, но они почему-то затерялись у недавно скончавшегося новосибирского профессора: то ли трепло он был, то ли настучал кое-кто, то ли все вместе... Но вот в мае 2005 года я таки напечатал «Некоторые взаимоотношения золота, кварц-пиритовых прожилков и литологии на месторождении Сухой Лог» в Материалах научно-практической конференции, посвященной 60-летию Новосибирского геологоразведочного техникума.-Новосибирск: изд-во «Мультиграфразвитие», 2005.- С.40- 43. А в Известиях ВУЗов № 3-2008. С.70-72 вышла другая статья «Некоторые геостатистические характеристики россыпной золотоносности в рудных полях гольца Высочайшего и Сухого лога».
   Особенностью собственно залежи является то, что контуры ее устанавливаются только по данным опробования. Видимое золото встречается и в жильном кварце и в собственно породах (знаю лично). Длина минерализованных пиритом зон по простиранию достигает километров, по падению – до 1 км, мощность обычно измеряется несколькими десятками метров, увеличиваясь порой до сотен метров. Золото-сульфидные образования слагают маломощные (0.2-3 см) прожилки, линзовидные скопления и рассеянную вкрапленность. Частота развития прожилков, колеблясь от 1 до 30 штук, чаще всего составляет 3-5 на пог. м.
   Суммарное содержание сульфидов редко увеличивается до 6% от среднего в 0.5 - 3%. Золото в них свободное, мелкое (до 0.3 - 4 мм), комковидное, амёбовидное, пластинчатое, содержание его в мономинеральной фракции достигает 200 г/т, в руде – ураганных содержаний в 20 г/т и в среднем колеблется от следов до 5 г/т (при крайней степени неоднородности распределения). Пробность золота 850.
   Общие запасы вначале оценивались в 600-800 т металла, сейчас пишут о 1200 т, а то и больше. Видимо, для украшения «товара» «подвесили» низкие категории.
   Появились сообщения и о платине (наверное, умасливали дедушку Долгих. Но это же отчаяние, ребята! Что уж там мелочиться, давайте под Москвой кларки перерабатывать! Лапша так лапша! Очередная проблема, правда, будет. С лигандами: золото и платина тут же по освобождении будут вновь связываться с органикой. В принципе следует признать, что Сухой Лог – ведро воды для бедного студента, якобы могущее заменить 100 г масла. Задача студента только в том, чтобы выпить это ведро. Заканчивается такой эксперимент заворотом кишок.
   Помнится, геолог ЦНИГРИ А. Аминев посмеивался, что такие «руды» лежат в Нагольном кряже Донбасса, рядом с шоссе Москва-Симферополь. Добавлю, сейчас появились публикации о таком рудном золоте в черных сланцах Воронежского кристаллического массива.
   Ощущение демонического колпака надо мной исчезло у меня только после 86-го года. А до этого как в какой-то отдельной ирреальности воспринимал я десяток лет слежку за собой бездарных гэбистов по всей стране, стукачейпровокаторов рядом с собой, изгнание на глазах у всех и у тех же гэбистов из аспирантуры, проживание с семьей чуть ли не под забором. О плотности андроповского колпака можно судить хотя бы потому, что даже в шорскую тайгу засылали филеров: действительно ли я там после изгнания из аспирантуры? А в 80-м году, например, затеяли игру на моей переписке с благоверной: я был в Кузнецкой тайге, она - в городе. А в Москве – Олимпиада! Пропадали даже телеграммы, черт знает почему!? Не 37-ой год, конечно, но эквивалент точный. Помнится, когда я с золота попал на фосфориты, то горестно заметил (больше для себя): де-Ленин мечтал о сортирах из чистого золота после построения коммунизма, так в верхнюю половину его мечты я свой вклад сделал, теперь вот занимаюсь нижней. Кстати, сделал две публикации по геохимии этих удобрений. Да и вообще по каждой своей руде у меня есть публикации: и по урану, и по железу, а уж по мумие вообще пять десятков статей, три книжки, кандидатская диссертация, пишу вот докторскую по мумиеведению.
   И стала было забываться вся эта история, как пошла информация в начале 90-х о новой авантюре с Сухим Логом. Грустно усмехался я недолго. 5 января 1993 года пара проституированных академиков: Н.Л. Добрецов и А. Э. Конторович, - провалили мою кандидатскую диссертацию совсем по другому полезному ископаемому. Немало озадаченный столь высоким вниманием к кандидату в кандидаты, довольно быстро вычислил: Сухой Лог! Ну что ты будешь делать! Стоило мне весной 87-го по Прямой линии Комсомольской правды попросить ассигнования на мумие у министра геологии СССР Е.А. Козловского, как некто Хрусталев на коллегии подозрительно квалифицированно сообщил, что звонок был – от маниакального психопата, которого он-де хорошо знает. Позднее на мой вопрос помощник министра сухо ответил (мы ехали с ним в лифте), что не знает, чьи там уши торчат. Тогда я отбился телегой к Н.И. Рыжкову (кстати, Долгих тоже претендовал на пост по экономике в ПБ, но поставили Николая Ивановича). Тут же я попытался через ВАК найти справедливость, накатал телегу Первому Президенту. Бесполезно! Председатель СО РАН, академик-химик В.А. Коптюг на мою телегу к нему о непорядочности его заместителя ак.Добрецове глупо ответил, видимо, словами уже влезшего ему в жопу Добрецова, что он - иного мнения о значении Сухого Лога. И тем выдал себя: телега-то была о сознательных действиях по провалу защиты диссертации по мумие, а не по золоту. Вышло, что Добрецов правильно поступил, провалив мою диссертацию. А Президент РАН академик Ю.Н. Осипов вообще не ответил дважды: может, компромат копил? (только 1 июня 2008 г. коррупционера Добрецова с треском не выбрали на новый срок). Правда, я таки успел заинтересовать пару редакций своим мнением об афере, в том числе и в Иркутске (Советская молодежь от 21 августа 1993 г).
   Кстати, «для назначения принудительного лечения достаточно было поставить диагноз типа: «параноидальная мания переустройства общества», «склонность к беспочвенному морализаторству», «болезненная переоценка собственной личности» или проявление недостаточногно понимания окружающей реальности». Проявлять свое инакомыслие можно было, только рассказывая политические анекдоты или беседуя с гостями до утра на кухне» (из книги С. Чертопруд. Андропов и КГБ. – М. Яуза, «Эксмо», 2004. – С. 209)


   Это ж надо, бывший партайгеноссе иркутского Института геохимии, стукач и провокатор, к этому времени уже член-корр. М.И. Кузьмин, на глазах у которого академик Л.В. Таусон перед визитом Рябенки к Брежневу вышибал меня из аспирантуры в 77 году, сам став директором этого института и председателем комитета по геологии Иркутской области, а ныне уже и сам - академик, вдруг обнаружил меня соискателем в Институте геологии в Новосибирске. А директором последнего как раз и является его гомосексуальный друг из чухонцев, взяточник и казнокрад, красный академик Добрецов. Так эта дешевка Добрецов пошел даже на то, чтобы сменить на себя председательство моего диссертационного совета и провалить этого Савиных! Позднее обнаружилось, что и учеников он у меня покрал: некоторые ребята, которых я обучал в Клубе юных геологов, считают его своим учителем, признавая, слава богу, и меня. Обмельчали краснопузые советские академики донельзя! Куда ж мне тягаться с малоизвестным в геологических кругах, пошлым интриганом, но никудышным геологом (в последнем я убедился на своей защите). Сделано все было, конечно, блестяще, но с одной ошибкой: я-то сидел в материале, а они, будучи лишь геологическими проститутками (в новоязе – коррупционеры): некие доктор Матухин, кандидат Козлов, «естествоиспытатель» Изох, научный графоман Чиков, по славной фамилии жены - А.А. Оболенский, какой-то В.Н.Шарапов,- выполняли пожелание мафии. (Помнится, уже смертельно больной проф. Поликарпочкин долго сопротивлялся моему изгнанию из аспирантуры, пока не сказал честно: - Не могу, Миша. - Тогда, я понимаю, от замминистра Рябенки зависели ассигнования Институту и на ту же золотую тематику). Но им и тогда и потом было наплевать, вечным халявщикам и дармоедам, что я затратил кучу денег на оформление, поездки и прочее: дармовое-то советское время уже кончилось – машинистке, чертежнице заплати, за саму защиту уже стали брать деньги, дорога уже прилично стоила. А упущенные многолетние выгоды от наличия ученой степени: зарплата, доход семьи, престиж, имидж, наконец! Я как-то еще сочувствую своим прямым оппонентам-«лауреатам»: они судьбы свои там оставили, - а эти, сучьи академики, «служители храма истины» чтó там забыли!? (недавно в Интернете накопал кучу академических статей по платине Сухого Лога, рассчитывали ассигнования на это получить? Сукины дети!!!). Верно, видно, считал Ленин: не мозг нации, а говно! У нас ведь зря привыкли считать, что занятия умственным трудом предполагают и наличие ума. Один академик Э.Кругляков чего стоит: опустился до свары с каким-то шарлатаном от физики. Однако трудно представить, чтобы академики Яншин или Страхов, о которых знали не только геологи, могли бы так поступать.
   Оказывается, уже более половины золотых приисков отрабатывается частными артелями. Дражный флот состарился, поддержание его на плаву становится все более проблематичным, 601-ю драгу, мало того, что работала на списанных еще до 1976 года запасах, так её еще и утопить умудрились и поднимать не стали, распилили на металлолом).
   И все это на фоне всеобщей разрухи. Вот и засуетилась номенклатура. А того не понимали, что заокеанский дядюшка-инвестор не будет сам лопатить руду. Ему, скорее всего, россыпи были нужны. Ведь драга, задрав плотик и перелопатив все это наверх, буквально через несколько лет, пройдя вновь своим оттаявшим и выветрившимся отвалом, намывает с такой техногенной россыпи золотишка даже поболе, чем в первый раз. Да та же гидравлическая добыча из дореволюционных отвалов дает поразительные намывы, что замечено было еще Обручевым. И все это при коэффициентах намыва постоянно больших единицы! Без отсадочных машин и современных физико-химических технологий, улавливающих косовое золото даже в Каме. С упадком соседнего Мамско-Чуйского слюдоносного района оттуда хлынули дешевые руки, да и общее положение не ахти. Народишко суетится, подбирается даже к самому Сухому Логу.
   Из переписки с генеральным директором ОАО Высочайший С.А. Васильевым:
«Михаил Ильич, здраствуйте! Об истории открытия Вы наверное знаете лучше меня.
0. первое россыпное золото в 1846 г. в верховьях р.Хомолхо
1. были упоминания в работе Обручева (есть и в Вашей статье),
2. затем отчет 1933 года нашли в фондах МВД в Саратове через Иргиредмет,
3. затем упоминания в книге о Лукницком:»
   (из И.П. Шарапова. «А я был рад тому, что нашел более двух тонн золота в том же архиве. В 1846 г. была разведана россыпь в верховье реки Хомолхо. Именно на ней было разрешено открыть первый прииск Лены - Спасский. Однако, добыча золота там не велась. Дело ограничилось разведкой. Россыпь считалась бедной. Содержание золота в песках было всего лишь 2 грамма на кубометр. В то время такие россыпи разрабатывать было невыгодно и прииск «отошел в казну» (чтобы не платить за него налог). На балансе треста Лензолото эта россыпь не числилась, о ней просто никто не знал. Я побывал на месте, убедился в том, что россыпь не выработана и не размыта рекой, обработал материалы (не затратив ни рубля на полевую работу) и подсчитал запасы. По новым (через сто лет) экономическим и техническим условиям этот объект стал вполне промышленным. Мне летом 1946 г. дали командировку в Москву для утверждения запасов. Это был вообще первый случай подсчета запасов по документам столетней давности».
   Больше того, рынок приблизил таки прогноз моей руды на Хомолхо, который я сделал благодаря году добровольной ссылки и за прогноз той руды поплатился в 1977 году очной аспирантурой, предложив взять мою дипломную работу в геолфонды Бодайбинской экспедиции.
   Опять из переписки с Васильевым:«4. затем поисковый отчет Суслова 1994 г. с 40 тн золота по С2 по 5-6 скважинам
5. затем проект на разведку, который завершился перестройкой, неопробованным керном и остановкой работ.
6. затем появились мы в 1998 году Действительно, тогда никому не было дела до руды, Лензолото начало кусать локти, только когда мы в 2001 году завершили разведку и добыли первое золото».
   Мне помнится, что драга на Хомолхо как-то сняла за одну смену 30(!) кг золота как раз напротив поселка. Там еще по левому борту скала выходит прямо напротив бани и кузни.
По моим представлениям геолого-рудная ситуация там очень похожа на сухоложскую: контакт хомолхинской и имняхской свит, кварцевые жилы и т.д. Похоже (по вашему сайту) туда еще не дошли?
   ОАО "Высочайший" /GV Gold/ выиграло аукцион на золоторудный участок Восточная часть Хомолхинского рудного узла, расположенном в Бодайбинском районе Иркутской области, сообщили ПРАЙМТАСС в компании. При стартовом размере разового платежа в 14 млн руб, компания предложила 15,4 млн руб. Победителю аукциона предоставляется лицензия на право пользования недрами с целью геологического изучения, разведки и добычи рудного золота на 25 лет. Площадь лицензионного участка составляет 168 квадратных км, ожидаемые прогнозные ресурсы рудного золота оцениваются в 18 т. По словам генерального директора компании Сергея Васильева, "Хомолхинский рудный узел является одним из 4-х наиболее крупных узлов Бодайбинского района. Вместе с ранее полученной нами лицензией на центральную часть узла восточный участок полностью охватывает наиболее перспективную его часть общей площадью около 400 квадратных км. На этой территории известно более 10 рудопроявлений, а в центре находится основной актив компании - месторождение Голец Высочайший". Общий ресурсный потенциал этих двух лицензионных участков составляет не менее 30 т золота и является резервной сырьевой базой как для загрузки мощностей ГОКа "Высочайший" за пределами 2017 г, так и для строительства новых перерабатывающих мощностей, отметил С.Васильев. В ближайшие планы компании входит составление и утверждение проектно-сметной документации и передислокация одного из своих поисково-разведочных отрядов на лицензионный участок для проведения там форсированных геологоразведочных работ.Как ранее сообщал ПРАЙМ-ТАСС, ОАО "Высочайший" входит в первую десятку российских производителей золота, осваивает месторождения в Иркутской области и Якутии. В 2007 г компания произвела 3,2 т /103 тыс унций/ золота, к 2013 г "Высочайший" планирует добывать 10 т.
   Ныне стали известны и иные мотивы и приемы «акул капитализма» против конкурентов: скупают на аукционах потенциально опасные для них месторождения: как китайцы, к примеру, медь Удокана,- а потом консервируют запасы. 
   «Патриоты» же, высушив и разодрав слипшиеся от водопроводного потопа листы первичной документации разведки рассекреченного Сухого Лога, намерены из теплых кабинетов давать указания по освоению. Бог весть, опять власть к ним сполна перейдёт. И пусть они в очередной раз за счет народа и его руками творят очередную утопию, окрещенную проституированными академиками «рудным гигантом» да еще и без единой тонны добытой руды: громадный карьер длиной в 3 км, шириной 1.5 км и глубиной 450 м. Вначале, правда, нужно сделать вскрышу на 60-80 м и при обязательной планомерности выемки руда появится не повсеместно. Чтобы добраться до содержаний 3 г/т (и не более!) потребуется лет этак 10-15 (Новости МПР Новости | Новости МПР | 04 октября 2007 (17:29)
   Масштабы месторождения Сухой Лог с учетом ресурсов составляют почти 3 тысячи тонн золота и свыше 1,5 тысяч тонн серебра. Об этом сообщил Министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев, обсуждая с руководителями профильных подразделений ведомства ход реализации государственной программы изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы России. Напомним, переоценку месторождения Сухой Лог проводил Центральный геологоразведочный институт цветных и благородных металлов (ЦНИГРИ) на основе применения инновационных технологий. В результате выполнения работы составлено ТЭО отработки и кондиций, предусматривающие комбинированный способ разработки месторождения. В частности, предполагается селективная добыча рядовых и бедных руд и предварительное обогащение этих руд способом фотометрической сепарации. Технико-экономическое обоснование разработки Сухого Лога предполагает добычу руды ежегодно в объеме 31 млн. т., в том числе 14 млн. т. - рядовой руды, 17 млн. т. - бедной. Выпуск золота составит 57,9 т. в год, серебра - 18,3 т., в том числе из рядовой руды - золота 45,5 т., серебра - 14,6 т.; из бедной - золота 12,4 т., серебра - 3,7 т. Инвестиции в освоение месторождения составят 47,6 млрд. руб., в том числе в промышленное строительство - 38,5 млрд. руб., на внешнюю инфраструктуру - 4,7 млрд. руб.
   Эксплуатационные затраты составят 422.6 руб. на 1 т. руды. Балансовые запасы золота по месторождению составили 930.35 млн. т руды и 1952.9 т. золота со средним содержанием 2.1 грамм на тонну. Забалансовые запасы золота по месторождению составили 798,8 т. Наряду с запасами, на месторождении Сухой Лог оценены прогнозные ресурсы золота по категории Р1 в объеме 205 т. Общие масштабы месторождения Сухой Лог (запасы + ресурсы) составляют 2956,4 т. золота и 1541 т. серебра. Как отметил Ю.Трутнев, переоценка месторождения значительно увеличит его стоимость. Однако, по словам министра, месторождение будет предоставляться в пользование не по итогам аукциона, а в рамках инвестиционного конкурса).
   Ныне 24.12.2008 Renaissance Capital оценивает освоение Сухого Лога более чем в 4 млрд дол. Компания Renaissance Capital считает, что стоимость освоения месторождения Сухой Лог будет значительно выше, чем представлено в недавней оценке правительства. По данным представленным правительством, на месторождении ежегодно будет производится около 1,6-1,9 млн унций золота в год. Затраты необходимые для освоения месторождения оцениваются в 1,8 млрд дол. Однако, компания Renaissance Capital считает, что затраты могут составить более 4 млрд дол, не включая затраты на инфраструктуру, дороги и линии электропередач. Запасы месторождения сухой Лог оцениваются в 65 млн унций со средним содержанием золота 2,1 г/т. Об освоении Сухого Лога говорится уже в течение более десяти лет, и совсем недавно был объявлен тендер на это месторождение. Сухим логом заинтересованы такие компании, как Barrick Gold Corp, OJSC Polyus Gold и ZAO Alrosa. ИАЦ «Минерал» по материалам Mining Journal.
   А подтвердится ли даже такая «большая руда», дело десятое: на чей-то век хватит поруководить, зарплату пополучать. Технология к 2014 году, как кликушествовал буржуазный Пирингтон, уже вряд ли появится, а цианиды сбрасывать в легко ранимые северные территории мировое сообщество и конкуренты вряд ли пропустят. А то, что 12 млн. долларов вроде бы потратили на некую дробилку до 72 микрон, так это сомнительно, чтобы механическим способом освободить связанный химический элемент. Да и деньги-то чьи? Назвать их деньгами акционеров пока затруднительно: скорее, ворованные они у того же народа, у которого уже один раз отнимали деньги на авантюры бонз и зарывали в Маракан и Сухой Лог.
   По последним данным, пробная (хитро- таки начали) добыча на западном фланге Сухого Лога убыточна уже десяток лет. Пришлось закрыть, «законсервировали»!
   И не будет подтверждаться. Уже есть научные данные, что этого типа руды обогатимы только в зоне окисления (до глубин 200 м), ниже – становятся упорными. В разведке Маракана для 601-й участвовали те же лица, что и Сухой Лог разведывали, да еще во времена такого же пафосного коммунистического энтузиазма, когда был важен не результат, но процесс, причем вознаграждалось это ленинскими премиями и наградами. Кстати, все забываю пристроить в эти Записки давнее наблюдение: некий «флюс» в самосознании ленских аборигенов – всё-то у них первое! И золото россыпное открыто – первое в Сибири, железная дорога – первая в России, первая в России ГЭС - на Бодайбинке, самая северная ГЭС (Мамаканская) – первая в России… И « Угрюм-река» – про них, хотя Вячеслав Шишков настаивал на собирательном образе, а больше брал материал с Урала. Теперь вот - рудный гигант! Бзик какой-то! Но в общественном сознании таки прочно посажен, умело сфабрикованный Рябенкой, факт существования гигантского месторождения золота. А участники той аферы бьют себя в грудь и клятвенно заверяют всех, что они верят в золото Сухого Лога. Да веры-то мало здесь, православные!
   Вот в те же времена и теми же методами разведывались медно-порфировые месторождения Казахстана. И даже тогда «Правда» вынуждена была сообщить, что разработка таких месторождений с треском провалилась. А тут ведь не медь со средними содержаниями в земной коре 0.01, но золото – 0,00000007 вес. %. Да и сроду золоторудные месторождения не подтверждали своих запасов, но подтверждая изобретенную социализмом некую отрицательную рентабельность. Поди потом докажи выгодность любой золотодобычи! Есть выгода, но она – отрицательная. Да и времени столько пройдет, что и виноватых-то в живых не будет.
   На сегодня я обосновал новую научную дисциплину – мумиеведение (очень помог с защитой кандидатской Козловский, заметив, что сволочей в МГРУ нет, Он-то понял, что я совершил научный подвиг, монополизировал (в хорошем смысле слова) геологию мумие, утвердил фармстатью на препараты его, разработал ряд легитимных оздоровительных пищевых продуктов, получил очень обнадеживающие результаты по лечению рака легких, груди, диффузной мастопатии. Ничтожество же Добрецов топит даже газетную публикацию в подвластной ему «Науке в Сибири», причём прекрасно зная, что этот материал опубликован в докладах ряда Симпозиумов.
   Для меня вся эта история интересна опытом, который каждый приобретает сам, и носит только в себе, умирая в одиночку: история складывается из борьбы интересов индивидуумов, вынужденных действовать только так и не иначе, по реальности, а не так, как ему заблагорассудится или создаст условия некая сила: открытые кем-то законы общества, партия, бог, папа, мама и т.д. И определяют её не только амбиции бонз, но и мои. Как удачно сформулировал мои мысли, тогда сумбурные от неожиданности случившегося, журналист «Новой Ежедневной Газеты» 8 сентября 1993 года: «Я больше не занимаюсь проблемами золота. У меня есть свое дело, которое мне нравится и приносит определенный доход, а у «Лензолота» есть свое дело, которое ему тоже нравится, да и доход приносит, наверное, немалый. Даже и без золота, которое во всей этой истории, кажется, никого особенно не волнует». И не волновало.

Новокузнецк
1993 – 2007 гг.

Комментариев нет :

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика