вторник, 14 октября 2014 г.

Илиада Рабиновича

 Илиада Рабиновича
 Роман – анекдот
 С элементами мистики, фантастики, ужастиков и немножко боевика.
Людям, со слабыми нервами, просьба – не читать!
******* 1 *******
Ну шо я виноват шо моя фамилия Рабинович?! Чуть шо, так кто крайний? Рабинович! Как шо отдуваться за всех, так Рабинович! А если на одно место найдутся приключения, отгадайте, кто их найдет? Эсэственно – Рабинович! Вот так и было в этот раз. Кто бы мог подумать, шо это все достанется на мою бедную голову? (Шоб я , таки, был здоров!) Вы мне объясните. Нормальный человек будет ночевать на кладбище в двенадцать часов ночи? А хотите знать, как меня туда занесло? Пожалуйста…
С утра начинался мой любимый день – пятница, тринадцатое . И это еще хорошо, шо месяц был летним! Вы спросите: Почему это мой любимый день? И я отвечу: Потому, что у моего соседа Мойши в четверг был удачный торговый день, и в пятницу с утра он решил мне отдать небольшой долг, ( сто рублей) трехлетней давности. Поэтому пятничное утро для меня начиналось в нежно-золотых солнечных лучах. На радостях, Мойша предложил мне, на эти деньги, сделать небольшой лэхайм. По русски – это просто, их пропить. Я, конечно, внутренне сопротивлялся, но предложение Мойши было настолько логичным, шо я уступил.

******* 2 *******

Вся эта история происходила в России во времена Великой Перестройки. Мы сидели в Мойшеном маленьком кооперативном ресторанчике в полном одиночестве. Изредка забегали алкаши с выпученными от похмелья глазами. Приняв сто грамм лекарства, они как тени, быстро исчезали в никуда. Мойша выставил на стол Нигерийское виски. На вкус, это виски, напоминает самогон бабы Кати, но вместо птичьего помета, присутствовал запах коровьего навоза. Так как товар контрабандный, мне пришлось заплатить Мойше пятьдесят рублей за пол литровую бутылку этого чудо-виски. Для сравнения цен – баба Катя, самогон на птичьем помете, продавала за червонец.
Закусь Мойша предложил, только ко второй бутылке Шанхайского коньяка, которая мне обошлась в ту же цену. На стол был подан долгожданный салат, представлявший собой смесь укропа и петрушки, обильно посыпанными сельдереем и еще какой то травой, из меню колхозных буренок. За закусь мне платить не пришлось. Мойша щедро произнес, шо это за счет заведения. Не смотря на явный суррогат, выпивка вошла в организм гладко. Захотелось выпить еще. Мойша готов был выставить на стол более дешевые напитки, но мне предлагалось залезть в небольшой долг.
- Эх, где моя не пропадала? Наливай, Мойша!
В этот момент в ресторан вошел молодой человек. У входа, его остались ждать двое мужчин, внешним видом напоминающих сказочных гоблинов.
- Гуляем, значит? А кто за сервиc платить будет?
- За какой сервиc? – переспросил Мойша.
- За спокойную обстановку в этом заведении!
- Я дико извиняюсь, но кто Вы будете? – вмешался я в разговор.
- Меня все зовут «Лапать». А хто ты сам такой, если меня не знаешь?
- Моя фамилия Рабинович…
Мойша решил взять инициативу в свои руки.
- Рабинович, как Вам нравится этот шлэмазел?
Лапоть не понял.
- А что такое «шлэмазел»?
- Ни что, а кто…Это «фуцин» – пояснил я.
- А хто такой «фуцин»?
- Ни кто, а что…Это тоже самое, что и «шлзмазел».
- Интересные еврейские словечки. Нужно будет их запомнить – успокоился Лапоть, что данные слова не являются оскорблением. – А теперь вернемся к нашим баранам. Где бабки!
Мойша сделал вид, что ничего не понимает
- Какие бабушки? У меня тут никакие бабушки не работают, кроме посудомойки - бабы Маши…
Лапоть обернулся ко мне
- Рабинович! Ты по фени ботаешь?
- Ботаю… (а шо я ему мог ответить?)
- Тогда проботай этому непонимающему, что если завтра, на рассвете, он не отдаст нам штуку баксов, то закат уже не увидит!
Я посмотрел на Мойшу. Его вспотевшая обезьянья гримаса, говорила о том, что в переводе с фени, нет никакой необходимости.
- А если у Мойши нечем платить?
- Тогда Вам придется дополнительно потратиться на ремонт заведения и лекарства в аптеке.
- Не нужно!... Не нужно!... Я все понял! Завтра к утру я постараюсь достать нужную сумму.
Лапоть, удовлетворенный ответом, удалился прочь, со своими гоблинами.

***************** 3 *****************

Мойша стал чернее тучи. Он сел за стол и начал причитать полуплачущим голосом:
- О, мой бедный и несчастный прадедушка… Он всегда мечтал умереть на исходе субботы… Разве он мог тогда подумать, что это счастье выпадет на долю его любимого правнука?
Я не выдержал.
- Мойша, закрой рот и включи свой мозган. Давай, лучше подумаем, как остаться живым на исходе субботы? Может, я смогу тебе одолжить нужную сумму?
- Рабинович! Ты простой, как сибирский валенок. Если ты думаешь, что на сегодня уже все законченно, ты глубоко ошибаешься! Сейчас появится конкурирующая фирма этих безпредельщиков.
Мойша, как накаркал. В ресторан ворвались громилы из конкурирующей фирмы. В отличии от первых, они пришли не за деньгами, а погулять в ресторане за счет заведения.
- Хозяин! Накрывай столы! Да неси все самое лучшее, покуда мы не разнесли твою контору! – крикнул со входа, главарь этих безпредельщиков. В его руках был убедительный аргумент, который иногда стреляет.
Официанты засуетились, как в лучших ресторанах Европы. Не прошло и пяти минут, как столы ломились от осетрины, экзотических фруктов и всевозможных деликатесных салатов. Я, в сравнении, посмотрел на наш закусь и у меня что то забурчало в желудке.

Бандиты принялись пировать. Как я понял из их разговоров, главаря звали: «Шнурок». Он аппетитно, на моих глазах, стал поглощать деликатесный салат. Через мгновение, он бросил тарелку с салатом, на пол.
- Хозяин! Ты решил меня отравить? Ты же знаешь, что я ненавижу чеснок!
Мойша испугался не на шутку.
- Твой салат перечесночен! – продолжал Шнурок – Ведь ты, же своих гостей не кормишь чесноком?! После этих слов, он указал пальцем на меня и закусь на нашем столе. Там действительно среди зеленого силоса чеснока не наблюдалось. Мне стало не по себе. Слова застряли у меня в горле. Мойша быстро понял мое состояние и незамедлил воспользоваться этим.
- Это не гость! Это мой компаньон. Он также финансовоподъотчетен, как и я. И так же отвечает за приготовление блюд.
- Ага! – продолжал Шнурок. – Значит, если мы тебя сейчас грохнем, тогда этот ресторан достанется, полностью, твоему компаньону. Он скажет нам «огромное спасибо» и будет продолжать нас кормить, более изысканными, деликатесами.
Теперь, что то у Мойши застряло в горле. Какой то нечленораздельный звук вырвался из него. Причем, не поймешь, из какого места.
- Я пошутил! Это мой сосед, Рабинович! Он не при делах!
- Тогда угощай его чесноком!
Официант поднес мне за стол целую тарелку чесночных долек. Мойша умоляюще посмотрел на меня. Если я откажусь есть чеснок, то Мойша погибнет не на исходе, а на кануне субботы. Выбора у меня не было. « Эх, была – не была!»
- Я съем этот чеснок, – успокоил я Мойшу – но в дополнение к чесноку, пусть мне подадут еще водки и, побольше хлеба. И, шоб все это было за счет заведения! – уточнил я специально, для Мойши.

****************** 4 ****************

Вечер, в ресторане у Мойши, закончился скверно.Когда я доел чеснок, было уже поздно. Шнурок не смог долго смотреть на это зрелище. Он приказал Мойше, после завершения поглощения мной чеснока, заказать такси и с почестями отправить меня домой. Такси к ресторану подъехало быстро. Это был «Запорожец» с таксошашками на борту. Его водитель был типичный представитель малоросского народа. Мойша, прощаясь со мной, очень долго извинялся. Он что то пытался мне объяснить, как трудно ему находиться между двух бандитских группировок, которые не смогли его по человечески поделить между собой. А посему, несчастному ресторатору, приходится ублажать две шайки, одновременно. Я плохо его слышал. У меня, от выпитого, болела голова, а от съеденного, в желудке начиналась дурная реакция. Наконец он захлопнул двери машины и я поехал домой. Меня уже стало клонить ко сну, когда водитель соизволил спросить:
- Куды едемо?
- Как куды? Домой!
- Адрес кажи, дурень.
Я назвал адрес. Водитель, что-то прокрутил в своей голове и выдал мне сумму.
- С Вас пятьдесят баксов!
Я ему объяснил, что деньги все добросовестно пропиты, что…
Водитель взорвался.
- Ах, вы жидовськи морды!Мэнэ, Мыколу, накалывать?! Да колы я родывся, мэнэ батько казав, шо вы должны буллы повэситься! А зараз у вас грошей нэма? Ну, я вас зараз,
покатаю!
С этими словами он нажал на газ и повез меня в неизвестном направлении. Я понял, что Мойша забыл заплатить за мой проезд…

*************** 5 ************

Мыкола привез меня на городское кладбище, прямо в его внутренние апартаменты. Объяснив мне, шо бесплатная поездка закончена, шо тики тут у мэнэ гроши вин не возме, попросил меня выйти из машины. Когда я покинул «Запорожец», Мыкола нажал на газ и его красные огни задних габаритов, скрылись в ночной темноте. В моей голове, сразу же, возник философский вопрос: « Почему в России, на кладбищах, нет ни одного фонаря?» Время приближалось к полуночи, а я не знал куда мне идти. Как на зло, дождевые тучи закрыли небо и сплошная чернота вверху, полностью сливалась с земной темнотой. На ощуп мои руки нашли чью то могилу. Я сел на земляной холмик и стал думать, как выбираться из данной ситуации.
- Друг, помоги! – раздался, совсем рядом, чей то голос.
« Неужели я тут не один?» - пронеслось в моей голове. « Наверное, какой-нибудь бомж, или бедолага, как и я, также решил переночевать среди кладбищенской романтики.
- Кто здесь? – спросил я.
- Подай мне руку. А то я застрял.
Я подал руку незнакомцу и потянул на себя. Его рука оторвалась от его тела и осталась в моей руке. Вернее это были истлевшие человеческие кости. Ужасная догадка застыла в моем сознании.
- Не так резко! – возмутился мертвец – Отдай руку назад!
Я швырнул на землю чужую руку и обернулся, чтоб бежать, как впереди меня раздался жуткий скрип. Я понял, что из всех могил, как кроты, из под земли, стали выползать покойники. Видимо, скрипели их гробы.
- От кого так разит чесноком? – начались задаваться глупые вопросы.
- Кажется, мы не одни.
- Живчик к нам сам пришел?
- Даже не нужно выходить на большую дорогу.
Я споткнулся об какую то палку. Думаю, что эта дубинушка, мне сейчас, как раз, пригодится. Мои глаза стали постепенно привыкать к темноте. Я схватил дубину обеими руками и стал размахивать ей над головой.
- Господа покойнички! Представьте, шо это осиновый кол! – ничего умного в голову больше не пришло. Размахивая в темноте наугад, я услышал, как посыпались чьи то кости. Еще через мгновение, на меня что то с верху набросили и я лежал без движения, прижатый к земле.
- От него разит чесноком! Можно смело отдавать вампирам!
Вот, вампиры... Никак не входили в мои планы.
- Я для них не вкусный! Ведь они не любят чеснок? Правда?
- Ты не прав, бедняга – ответил бородатый мертвец с огромными синими ногтями.- Такой, как ты, у нас в заказе.
- Нееет!!! - закричал я от отчаяния.
- Чего орешь?! На кладбищах нужно соблюдать покой и тишину!
- Хозяин! Хозяин идет! – засуетились мертвецы.
Я увидел, как ко мне подходит огромный волк. Его глаза горели красным огнем, а клыки вызывали ужас. « Оборотень » - подумал я и потерял сознание.

************ 6 ************

Я пришел в себя от боли в руке. Открыв глаза, я обнаружил, что нахожусь в неизвестном месте. Передо мной стоит какой то человек с черно-серыми волосами и явными проблесками седины. В его руках был шприц и полная колба крови.
- Как Вы себя чувствуете?
- Я шо, в больнице?
- Нет. Вы у меня в гостях.
Я медленно поднялся с лежака и принял сидячее положение.
- Вы всегда встречаете гостей со шприцем и кровью?
- Извините Рабинович. Но пока Вы были без сознания, мне необходимо было у Вас взять анализ крови.
- Я, чем то, заболел?
- Ваша кровь нужна для изготовления специальной микстуры.
- Именно моя кровь?
- Именно Ваша, Рабинович! Учитывая, что Вы недавно употребили очень много чеснока. Поэтому из Вашей прочесноченной крови, мы собираемся изготовить чесночноустойчивую микстуру для вампиров.
После этих слов мне стало дурно. Я смутно стал вспоминать, как попал в гости к этому странному типу и мне становилось еще хуже. А еще я вспомнил свою несчастную жену. Она всегда была против чрезмерного употребления, мною, чеснока… Как она была права!
- Воды! – потребовал я.
Незнакомец подошел к холодильнику. Поставил в него колбу с моей кровью и налил стакан холодной воды.
-Спасибо, уважаемый – поблагодарил я его после первых глотков – Мне уже лучше. Скажите. Вы знаете мое имя! А с кем я имею честь общаться?
- Меня зовут Оливер Вольф. Можно просто – Оливер. Или, просто – Вольф.
« Какое то волчье имя» - пронеслось в моей голове и вспомнив образ кладбищенского волка, мне стало опять плохо.
- И так всю жизнь – стал причитать я – все меня грабят. Правительство – грабит! Бандиты – грабят! Сосед Мойша – грабит! Даже кладбищенские привидения – и те, грабят!
- Если Вы имеете ввиду меня, то я не привидение и Вас не ограбил. За взятую кровь, я Вам щедро заплачу.
- И сколько копеек Вы собираетесь мне заплатить?
- Все зависит от качества эксперимента.
- Уважаемый Вольф! Прекратите свои мансы! С этими одесскими штучками я знаком, уже, с раннего детства. Вы, благополучно, с меня бессознательного, выкачали целую цистерну крови, а платить собираетесь после какого то сомнительного эксперимента!? Называйте мне конкретную цену и не смешите ей мои тапочки!
- Рабинович! Вы ставите меня в тупик!
- О каком тупике Вы говорите? Вы сами себя поставили в тупик, когда решили связаться с Рабиновичем.
Вольф засмеялся. От такого смеха, по спине пробежали мурашки.
-Вольф! Не нужно нервничать! Я уже готов сделать небольшую скидку!
Вольф рассмеялся еще больше.
- Ладно! Ша! Забирайте бесплатно… Я так и знал, шо этим закончится вся сделка.
- Рабинович! А Вы мне нравитесь!
- Вот только кушать меня не нужно!
- Успокойтесь, Рабинович. Я не людоед. Я решил Вам заплатить ту сумму, которую Вы сейчас сами назовете.
- Вы это серьезно?
- Серьезно!
- Вы хорошо подумали, прежде чем сделать мне такое предложение?
- Называйте сумму!
- А Вы выплатите в любой валюте?
- В любой!
Холодный пот выступил на моем лбу. В этом деле главное не продешевить.
- У Вас найдется, для меня, маленький калькулятор?
- Рабинович! Успокойтесь и называйте сумму!
- Вы правы. Для начала мне нужно успокоиться. На нервной почве, видите ли, никакие цифры в голову не лезут. Я желал бы назвать сумму немножко попозже. А сейчас мне необходимо как–нибудь отвлечься.
- Чем же Вас отвлечь, Рабинович?- задумался Вольф – У меня, правда, есть одно интересное отвлечение… Это моя коллекция. Но ее, еще не видел, ни один смертный.
Мне стало интересно. Что же коллекционируют в потустороннем мире? Может быть, мне понравится, какой-нибудь, раритет и наша сделка закончится бартером? Уж очень не хотелось, назвав свою сумму, увидеть обморок бессмертного волка.
- Тогда смело покажите, свою коллекцию, Рабиновичу и он станет первым из смертных, который оценит ее по достоинству!
- Рабинович! Так и быть. Я покажу Вам ее. Прошу пройти в соседнюю комнату.
Я знал, что у любого коллекционера, изнутри, давит непреодолимое желание, кому-нибудь показать свою коллекцию. Потирая от удовольствия руки, я следом за Вольфом, вошел в соседнюю комнату.

***************** 7 *************


То, что я увидел, превзошло все мои ожидания.
- Это шо, овощной магазин? – в недоумении спросил я. Вольф не обиделся.
- Нет, Рабинович. Это моя Великая коллекция яблок.
Разочарование полностью погасило мой интерес. Я ожидал увидеть антикварные сокровища на миллионы долларов. А шо я увидел, в результате? Если бы я был в своих тапочках – они бы, сейчас, очень долго смеялись.
Все яблоки находились на специальных подставках, под стеклянными колпаками.
- И сколько стоит сей коллекционный материал? – спросил я с иронией, показывая на огрызок яблока с двумя большими надкусами.
- Рабинович! Это самый дорогой экспонат в моей коллекции. – невозмутимо ответил Оливер.- Многие богатеи, во все времена, готовы были отдать мне все свои состояния, чтоб завладеть этим яблоком.
- Ну , ну – иронизировал я.
- Это начало начал! Это то самое яблоко, из–за которого началась история человечества на Земле! Это яблоко Адама и Евы из Райского Сада!
- Шо, самое настоящее?
- У меня только оригиналы! Дубликатов не терплю!
Я включил свой мозговой компьютер и попытался подсчитать стоимость данного раритета. Действительно. Цифра так и не сложилась в моей голове. Интерес к коллекции у меня стал неожиданно подниматься.
- А это, шо за яблочко? – указал я на спелое яблоко, надбитое с одной стороны.
- А это яблоко самого Исаака Ньютона. Благодаря тому, что оно упало ему на голову, он открыл закон всемирного тяготения – улыбнулся Вольф.
- Так, так, так – продолжал подсчитывать я – Ну это яблочко на несколько миллионов и потянет, если выставить его на аукционе в Солсбери… А вот это яблочко… Оно, шо из чистого золота?
На яблоке древнегреческими буквами было написано какое то слово.
- Это слово означает « Прекраснейшей» - пояснил Вольф – Это яблоко богини раздора, Эриды. Когда на свадьбу фессалийского героя Пелея и морской богини Фетиды, были приглашены все, кроме Эриды. Она решила отомстить в своем духе. На стол, за которым сидели Олимпийские богини: жена Зевса, Гера, богиня любви, Афродита и богиня войны, Афина – было брошено это золотое яблоко. Каждая из богинь решила, что яблоко принадлежит именно ей, потому, что каждая из них, считала себя самой прекраснейшей. Начался обыкновенный женский спор. Зевсу не хотелось в него вмешиваться и он отправил богинь на землю, к сыну Троянского царя Приама Парису решить их спор. Последствия этого события – девятилетняя троянская война и уничтожение целого города. Очень скверная история.
- Вольф! – Воскликнул я, потрясенный коллекцией – Да у тебя тут все сокровища мира!
Вольф заулыбался, довольный тем, что коллекция на меня произвела впечатление. Мои глаза расширились и я продолжил задавать вопросы.
- А это шо за кучка яблочек?
- Молодильные яблоки из России. Сам Кащей Бессмертный, перед смертью, завещал их в мою коллекцию.
- А это яблочко, на золотой тарелочке с голубой каемочкой?
- Это тоже, из России. Телевизор Бабы Яги.
- Эх, яблочко, да на тарелочке! – вырвалась из моей души лихая матросская песня. Вдруг яблочко стало крутиться по каемочке и дно тарелочки, действительно, превратилось в экран телевизора.
- Ой, включился! – обрадовался я.
На экране лихо ехал «Запорожец» по городским улицам. На борту чудо-машины красовались шашки такси. За рулем сидел до ужаса знакомый человек. Это был Мыкола.
- Узнаешь? – тихо спросил Оливер
- Я ему остался должен за проезд.
- Нет, Рабинович. Это он тебе должен за свое паскудство.

************ 8 *************

Мыкола ехал довольный, насвистывая веселую мелодию. Ему удалось отвезти одного клиента из аэропорта до железнодорожного вокзала , за сто американских долларов. Побольше бы таких лохов попадалось каждый день, и Мыкола был бы самым счастливым таксистом на свете. Вдруг, откуда ни возьмись, на встречную полосу выскочил белый «Мерседес» и со всей дури, въехал в Мыколин «Запорожец». От такого удара, передняя часть «запорожца», разбилась в смятку. Погнутый капот открылся, словно крышка гроба. Ужас застыл на лице Мыколы белой вуалью. У «Мерседеса» же после столкновения, был немного поцарапан передний бампер. Из него вышли два гоблина, в черных куртках и коротких, квадратоголовых стрижках. Их лица выражали удивление и ничего хорошего, для Мыколы.
- Ну, ты мужик, попал! – начал первый гоблин.
- Ты, что! Не видишь, куда едешь? – продолжил второй.
- Ты, вааще, ездить умеешь? Или права, за сало, купил?
- Прикинь, урод, во сколько баксов тебе обойдется ремонт нашего мерса!
Один из них достал мобильный телефон и набрал номер:
- Лапать! Прикинь! Нас обидели! – начал он разговор по мобильнику – Какой то идиот, на жопарожце, въехал в твою машину!
Мыкола попытался возрозить.
- Цэ вы выехалы на встречну полосу! А я ехав по своей полосе!
Гоблины внимательно посмотрели на ситуацию.
- Действительно… Непорядок…
Они, вдвоем, подняли на руках «Запорожец», вместе с Мыколой, и перенесли его на встречную полосу движения. Водитель «Мерседеса» отъехал немного назад и, со всей дури, вновь въехал в «Запорожец», но уже на своей стороне дороги. Один из гоблинов продолжил разговор по мобильному телефону:
- Лапоть! Прикинь! Ты щаз будешь долго смеяться! У водилы этого жопарожца полностью снесло крышу! Прикинь! Он уже въехал в нас два раза! Шо? К тебе на разборки? Щаз привезем!
Гоблины вынесли Мыколу из разбитого «Запорожца», бросили его в багажник «Мерседеса» и уехали в неизвестном направлении.

*************** 9 *****************

Пока мы смотрели кино про Мыколу, к Вольфу стали прилетать вампиры. Вольф пошел лично встречать первых двух гостей. Я на некоторое время остался без внимания. Меня словно магнитом потянуло еще раз посмотреть на золотое яблоко Эриды. « Неужели оно действительно из чистого золота?» - сомневался я, внимательно рассматривая яблоко. Червь сомнения не давал мне покоя. Вдруг меня осенило. Ну, конечно же! Если оно золотое, на нем должна стоять проба. Интересно, какие пробы ставили в древней Элладе? Я, со знанием дела, снял стеклянный колпак и взял в руки яблоко. Вдруг что-то зашипело за моей спиной. Я обернулся. Передо мной возникло жидкое зеркало. Оно плавало в воздухе, как будто, на волнах. Центр зеркала начал вертеться против часовой стрелки и стал напоминать открывшийся рот. Еще через мгновение этот рот превратился в огромную крутящуюся дыру. Меня слегка приподняло и стало втягивать в это зеркальное отверстие.
- Ой, вэй! Кто-нибудь! Помогите!
На крик прибежал Оливер, с гостями.
- Рабинович! Ты куда?
- Не знаю! Я только хотел проверить пробу на этом яблоке!
- Рабинович, брось яблоко!
- Брооо – сииил! – крикнул я, но было уже поздно. Открывшийся портал благополучно за мной закрылся, унося меня в неизвестность.

********** 10 *************

Клянусь своими пэйсами.! Я же только хотел проверить пробу на этом вроде бы золотом яблоке. А моя бедная бабушка… Она мне всегда говорила: « Рабинович! Эта нездоровая тяга к ювелирке, тебя либо погубит, либо вознесет до вершин Олимпа ». Кажется, она была права по первому пункту. Куда я бросил это яблоко? В результате у меня нет ни яблока и никакой ориентации во времени, и пространстве. Кстати, куда меня занесло? Сижу, в кустах, на какой то горе. И это явно не Олимп. Немного ниже пасутся какие то бараны. Их пасет мальчик в древнегреческой одежде. А в самом низу, у моря, стены какого то города. Пойти и спросить у этого пацана, где находится ближайший телефон? Нет. Пацан мне не поможет. А вот эти милые три дамы, которые сейчас подходят к мальчику… Одна – девочка. Еще совсем юная . Другая постарше, но какая то вся мускулистая и в эллинских доспехах, вооружена мечем. Наверное, спартанка. Если, в темноте ночи, с такой познакомиться, то к утру, можно своих костей не собрать. Третья дама – женщина Бальзаковского возраста. О, это мой самый любимый тип женщины. Она несла в руках древнегреческую вазу, в которой лежало золотое яблоко Эриды. « А вот и яблочко нашлось» - обрадовался я. Вдруг что то щелкнуло в моей голове, как буд-то переключился канал телевизора… Ой, вэй – сто рублей! Меня осенило, словно удар грома. Так ведь я оказался на горе Иде. Внизу – Троя. Этот пастушек не просто пацан, а царевич Парис, сын троянского царя Приама. Следовательно, эти три дамы – настоящие богини. Молодая – это богиня любви Афродита. Мускулистая – сама Афина. А старшая мадам, жена самого Зевса, Гера. Вот, таки яблочко… Вот, таки меня занесло… Говорила же мне моя бабушка…

************** 11 ***************

Парис всегда любил наблюдать рассветы в одиночестве. В эти минуты его душа наполнялась чем-то великим и прекрасным. В эти минуты просыпалась вселенная и юный царевич возносился вверх, вместе с огромным красно-золотым солнцем. Он чувствовал, что именно в эти минуты рассвета в его жизни должно произойти нечто важное и великое, для чего он был рожден в этот мир. Вдруг, из-за спины, он услышал необычный женский голос. « Парис! Обернись и не пугайся!» Царевич обернулся. Перед ним стояли три женщины.
- Ты знаешь, кто мы?
- Нет. – удивленно произнес царевич и его взгляд остановился на юной девушке. Чтоб не выдать свое смущение, он робко отвел глаза в сторону и посмотрел на женщину в воинских доспехах.
- Вы похожа на Афину!
Афина улыбнулась.
- Не пугайся Парис. Это я и есть.
- Я не испугался. Вы все богини?
- Да. – ответила самая юная.
- Тогда Вы – Афродита! Я угадал? « До чего ж она красивая » - пронеслось в голове у Париса и, чтоб не покраснеть, он перевел взгляд на третью богиню.
- А Вы, видимо, Гера? Жена самого Зевса?
- Да, юноша! – сухо ответила Гера – Будем считать, что знакомство произошло. А теперь к делу. Мой муж Зевс, поручил тебе, царевич, рассудить наш спор.
- Мне? Смертному?- удивился Парис. Гера продолжала.
- Ты видишь это золотое яблоко? – быстрым движением она выкатила яблоко из вазы на траву, перед ногами Париса.
- Смотри, Парис, на вазу – продолжала она. Ваза была пуста. Гера разозлилась и топнула ногой. Ваза, моментально, наполнилась разными самоцветами благородных происхождений.
- Ты должен рассудить, кто из нас прекрасней и отдать прекраснейшей это яблоко. Если ты отдашь его мне – я подарю тебе эту вазу. Ты будешь самым богатым человеком в мире. Это не простая ваза. Посмотри, что я делаю.
Гера высыпала самоцветы на землю, и ваза вновь наполнилась самоцветами.
- Богатства, в ней, никогда не заканчиваются. Отдай яблоко мне и ваза – твоя!
С этими словами она поставила вазу, рядом с яблоком, у ног Париса.
Афина достала свой меч и, также, положила его перед Парисом.
- Если ты отдашь яблоко мне, я подарю тебе этот меч. Ты станешь великим воином и полководцем, все страны мира покорятся тебе, богатства всей земли потекут в твои сокровищницы в виде военной добычи. Думай, Парис! И будь мужчиной!
Парис посмотрел на Афродиту.
- У меня нет богатств – тихо сказала она. – Зато у меня есть ЛЮБОВЬ. Я подарю тебе любовь самой прекрасной из смертных девушек – любовь прекрасной Елены.
- Если она такая же прекрасная, как и ты, то я свой выбор сделал!
- Я дико извиняюсь!!!
От неожиданности все обернулись на незваный голос.
- А это что за образина? – вырвалось у Геры.
- Моя фамилия Рабинович! Но это Вам о чем-нибудь говорит?
Подбежав к богиням, я с укором посмотрел на Париса.
- Ах, эта молодость! Ну, никакой расчетливости!
Мой рот, нечаянно, дыхнул чесночным перегаром, на Афродиту. Богиня изменилась в лице. Видимо, ей стало дурно. Почему женщины так не любят чеснок? Я не понимаю этого до сих пор.
Пользуясь моментом, пока никто не пришел в себя, я продолжал свой психологический штурм.
- Уважаемая Гера! Я бы с удовольствием с Вами, наставил рога Вашему мужу, Зевсу. Но сейчас у меня, совершенно, нет времени и я очень тороплюсь!
У богини, от такой наглости, отвисла челюсть. Поняв, что яблоко нельзя брать руками, пришлось схватить вазу Геры, высыпать самоцветы и пока не появились новые, зачерпнуть ею яблоко. С первого раза не получилось. Ну я только немножко рукой подтолкнул. Когда яблоко оказалось в вазе, а ваза в моих руках, Рабинович понял, шо пора делать ноги!
- Я еще раз дико извиняюсь, но мне пора исчезнуть вон в той открывшейся зеркальной дырке.
Теперь, что есть сил, мои ноги понесли меня к вновь открывшемуся порталу. Первая пришла в себя Афина.
-Да я, сейчас тебя просто убью! Брось яблоко, урод!
«Ага! Тот случай!» Но ее слова натолкнули меня на гениальную мысль.
- Шо вы говорите? Убить Рабиновича? Пожалуйста! – ответил я задыхаясь от бега – Тогда пусть меня убьет самая уродливая из Вас!
- Афина! – заревела Гера – Быстро его убей, пока он не исчез!
Афина обернулась к Гере.
- Это ты меня самой уродливой посчитала? Да ты на себя посмотри, старуха Олимпийская!
- Это Я, старуха Олимпийская?!
Шо там было дальше, я уже не знаю. Пока девочки разбирались, меня благополучно выплюнуло из портала, прямо к ногам Вольфа.

****************** 12 *************

- Ба! Какие люди! Вы посмотрите, кто к нам пожаловал!? Да еще и не с пустыми руками! – радости Вольфа не было предела.
- Скажите! Эти чекнутые, следом за мной, не вылетят от туда? – спросил я, показывая пальцем на закрывающийся портал.
- Рабинович, за вами гонятся?
- Не то слово! И почему эти богини меня так не возлюбили? Шо я им такого сделал?
- Не волнуйтесь Рабинович. Для Олимпийских богов эта территория не доступна.
Вольф взял из моих рук вазу и отнес яблоко на место. Когда стеклянный колпак накрыл яблоко, он вернул пустую вазу мне. Ваза, почему-то, самоцветами не наполнялась.
- Рабинович, что вы крутите эту вазу? На ней тоже имеется проба?
- Странно… Неужели эта ваза, вне досягаемости Геры, не работает? – не успокаивался я.
- А, что она должна делать?
- Она должна наполниться самоцветами. Гера говорила, что богатства в ней никогда не заканчиваются.
- Как интересно… Продолжайте, Рабинович!
- Как я могу продолжать, если эта тумбочка не хочет наполняться самоцветами?
Только я это проговорил, как ваза моментально, наполнилась сокровищами. Вольф засмеялся:
- Просто у нее такой же характер, как у Геры. Ох, эти женщины! Ей не нравится, когда ее называют « вазой»… Называйте ее «тумбочкой» и все будет нормально. Во все времена было модно быть неформалом.
Я аккуратно поставил на стол свою бесценную тумбочку, наполненную сокровищами. От удовольствия потер руки. Мое любопытство, вновь вернулось к коллекции Оливера.
- Эх! Была – не была!... А можно я подержусь, теперь, вон за то яблочко? – спросил я и потянулся к надкусанному, с обеих сторон, яблоку.
Оливер улыбнулся. Это было яблоко Адама и Евы, из райского сада.
- Рабинович! Опять, на халяву хотите, на этот раз, в рай въехать?
- А шо, нельзя?
- Это яблоко мне слишком дорого досталось.
- Выкуплю!
- Денег не хватит!
- Деньги найду! У меня есть несколько знакомых инвесторов. На худой конец – возьму ссуду в банке.
- Стоп! Стоп! Стоп! Рабинович, опуститесь на землю!
- Я бы опустился, но как это сделать? Честно сказать, но мне в вашем измерении, уже начинает немножко надоедать.
С этими словами мои руки потянулись к яблоку. Для Оливера, так дальше продолжаться не могло. Он взмахнул рукой и грешное тело Рабиновича, как статуя, замерло в пространстве и во времени.

**************** 13 ********************

Лапоть всегда любил устраивать любые разборки, на кладбище. Особенно в темное время суток. Несчастного Мыколу поставили на краю свежевырытой могилы, чтоб до него, более эффективно, доходила суть разборки. Заработанные сегодня сто долларов были уже, добровольно, отданы бандитам, в счет будущего ремонта «Мерседеса» Но десяти тысяч долларов, предъявленных на ремонт, у Мыколы, просто, не было. Вдруг кладбище осветило множество фар машин. Это была банда Шнурка. Обе группировки достали оружие и приняли оборонительные позиции друг к другу. Гоблины Лаптя прятались за гранитными памятниками, а громилы Шнурка – за своими машинами. У шнурков было преимущество. Они фарами освещали кладбище. Шнурок вышел вперед своих и первый начал стрелку.
- Лапать! Мы так не договаривались! Нормальные дела так не делаются!
- Не темни, Шнурок! Ты на моей территории. Говори в чем проблема.
- На счет твоей территории – это вопрос спорный. А вот, таксисты в городе все башляют мне. И ты это знаешь, Лапать. Мне доложили, что ты наехал на мою дойную корову, а я таких шуток не понимаю.
- Шнурок. Твой шлэмазел обидел моих пионеров. Кроме того, у него полностью сорвало крышу. Нормальный фуцин будет въезжать в мою машину, аж два раза? Ты посмотри на бампер этого несчастного «Мерседеса» и тебя хватанет настоящий инфаркт!
- Нет, Лапоть! Дело не в этом шлэмазеле. Ты посягнул на святое – на мое дело. Ты должен был этот вопрос утрамбовать со мной, а не совать свое рыло самому, куда не следует.
- Я никому ничего не должен! А за «рыло» ты ответишь! Держи фильтр для базара!
В сторону шнурков полетела лимонка. Раздался взрыв, означающий, что кладбищенской тишине пришел конец. Начался настоящий карнавал фейерверков. Шнурок успел отпрыгнуть за гранитную плиту памятника.
- Стреляйте по фарам! – крикнул своим Лапоть. Все машины Шнурка, моментально прекратили освещение и «присели» на пробитых шинах. Трассирующие пули, в кладбищенской темноте, выглядели очень красочно.
Мыкола смекнул, что пора воспользоваться моментом. Пользуясь темнотой и неразберихой, он прыгнул в могильную яму. Яма была вырыта так близко к соседней могиле, что наружу торчала боковая часть гроба. Его крышка была сбита и Мыкола решил воспользоваться ею, как укрытием.
- Друг! Будь ласка! Пусти сховаться до утра. – пошутил Мыкола, натягивая на себя гробовую крышку.
- Нет проблем… Заходи! – раздался голос из гроба.
Мыкола, от испуга, потерял сознание.
- Только срать тут не надо! – возмутился покойник.

************ 14 ***************

Оливер собрал на совещание всех прибывших вампиров
. Он обвел гостей своим волчьим взглядом и неторопливо начал разговор.
- Господа Вампиры! У меня к Вам принеприятнейший вопрос. Кто из вас, в мое отсутствие, выпил анализ Рабиновича?
Среди присутствующих начались возмущения, но Оливер непоколебимо продолжал.
- Буду задавать вопросы поименно…Господин Кровушкин – это Вы?
- Нет!
- Мистер Блоуд. Это Ваша работа?
- Нет!
Пан Кровяка! Вы?
- Нет!
- Мусье …… Вы?
- Нет!
- Сеньер Дам! Вы?
- А шо, сразу, Дам?
- ….
Взгляды всех устремились на сеньора Дам.
- Ну ладно! Ша! Я сознаюсь... Этот грех на моей совести. Я захотел пить. Открыл холодильник, а там пробирка со свежей кровью. Откуда мне было знать, что это анализ Рабиновича? И чего мне это, потом стоило?
- Чего это Вам стоило? – спросил Оливер.
- Я еле себя удержал шоб не посмотреть пробу, вон на том золотом яблочке.
- Вы можете посмотреть на нем пробу – невозмутимо произнес приговор Оливер – Заодно передадите яблоко Афродите.
Сеньер Дам обрадовался, что легко отделался, схватил яблоко Эриды и исчез в открывшемся портале. Вампиры продолжали возмущаться.
- Вольф! Ты зачем привел сюда этого еврея?
- И из этой крови, ты предлагаешь делать нашу микстуру?
- Нам придется изобретать микстуру не от чеснока, а от Рабиновича!
- Или ты хочешь, чтоб мы все стали ювелирами?
Оливер поднял руку. Все моментально замолчали.
- Вы правы, господа. Рабинович нам не годится. Будем искать другую кандидатуру. Что будем делать с Рабиновичем? Хотите испить его крови?
Все посмотрели на статую Рабиновича, которая застыла с протянутыми к райскому яблоку руками.
- Вольф! Прекрати издеваться!
- Мы еще на голову не больные!
- Отпусти его домой!
Вольф улыбнулся.
- Я знал, что мы все вместе, примем правильное решение. Я отпускаю Рабиновича! А нам сейчас нужно подумать о заменяющей кандидатуре!

**************** 15 ****************

Вампиры продолжали прилетать к Вольфу на ритуал изготовления микстуры. Вольф старался каждого встретить лично. Этого требовал закон гостеприимства. Пока шло ожидание остальных, каждый старался себя чем то занять. Некоторые, от безделья, увлеклись телевизором бабы-яги.
- Ой, смотрите! По телевизору боевик показывают!
Все вампиры уставились на тарелочку, с бегающим по каемочке яблоком, и стали с удовольствием наблюдать, как банды Лаптя и Шнурка, делят территорию кладбища, на сферы влияния. Более предприимчивые открыли тотализатор.
- Господа! Делаем ставки! – раздались повеселевшие голоса.
- Ба! Так они же мое кладбище делят! – дошло до Вольфа.
Все дружно засмеялись. Вольф засуетился.
- Господа! Не переключайте канал! Сейчас будут показывать ужастики!
Вдруг его осенила идея.
- Между прочим, господа – обратился он ко всем присутствующим – обратите внимание, сколько кандидатов на микстуру, нам сразу подфартило! Вы не хотите в этом деле составить мне компанию? Может получиться не плохой шабаш!
- Нам нужен чеснок!
- И чем больше, тем лучше! – обрадовались вампиры гениальному предложению Вольфа.
- Логично – одобрил Вольф – до полуночи еще есть время. Я быстренько обернусь, за чесноком, в один ресторанчик. Но прежде я хотел бы узнать Ваше мнение. На какой кандидатуре остановимся, конкретно?
- Таксист Мыкола!
- Нет! Нет! – запротестовал Вольф – он мне все яблоки зъист, а шо не зъист, то надкусае!
Все дружно засмеялись.
- Тогда Шнурок! У него отвращение к чесноку! Наш парень!
- Действительно – согласился Вольф – из такой крови, может получится отличная микстура.
Вампиры одобрительно захлопали в ладоши.
- Не скучайте, господа! Чеснок сейчас будет! Встречаемся в полночь на кладбище!

***************** 16 *************

Рабочий день в ресторане подходил к концу, все официанты уже разошлись по домам. Мойша подсчитывал кассу. Визит бандитов нанес значительные убытки, но самая огромная жаба давила Мойшу изнутри. К утру нужно было расстаться с тысячей американских долларов. В голове прокручивались всевозможные варианты: Одолжить деньги у Рабиновича и, в последствии, очень долго и медленно, их возвращать? Откуда у Рабиновича такие деньги? Он не в состоянии себе купить нормальные тапочки, а тут такие деньжища. А может таки, у Рабиновича есть такие деньги? Ведь Рабинович словами просто так не бросается. Счастливчик. Он сейчас уже спит в теплой постели, рядом с женой, а я тут не нахожу себе места
Вдруг раздался чей то голос.
- В этом ресторане меня кто-нибудь обслужит? Я уже очень долго жду официанта!
В дальнем темном углу ресторана, за столиком сидел незнакомец весь в черном. Его вид вызвал у Мойши легкий испуг. « Как он тут оказался?» - удивился Мойша и направился к клиенту.
- Мы уже закрываемся, но ради исключения, я Вас обслужу. Чего желаемс?
- Чесноку мне! И побольше! Желательно, целую сумку чеснока!
- Сегодня какой-то странный день. Все клиенты, почемуто, заказывают огромные количества чеснока.
- Только не вздумай мне сказать, что у вас он закончился!
- Я, как раз, именно это… - Мойша уловил волчий взгляд незнакомца и по его телу, пробежала дрожь. – Я хотел сказать, что чеснок сейчас будет…
Он оставил незнакомца в зале, а сам побежал на кухню. Повар Арамян и посудомойка баба Маша заканчивали свою работу.
- Арамян! У нас чеснок остался? Поступил срочный заказ!
- Да что они сегодня все помешались на чесноке? Нет у нас чеснока! Закончился чеснок! Ваш сосед Рабинович последний чеснок доел!
В разговор вмешалась баба Маша.
- Моше, у меня есть чеснок. Я, как раз, купила сегодня целую сумку у нашего поставщика за пять рублей. Вот она в моем шкафчике.
Мойша достал десять рублей, отдал их бабе Маше и, схватив ее сумку с чесноком, побежал обратно в зал.
-Я сейчас Вам сдачу поищу – крикнула ему в след, баба Маша.
Не прошло и двух минут, как Мойша стоял перед клиентом с сумкой чеснока.
- Ваш заказ выполнен… С Вас сто рублей!
- Почему так дорого? – возмутился клиент.
- А Вы сможете, сейчас, найти целую сумку чеснока, где-нибудь, подешевле?
- Вы бесчестный человек, но я заплачу вам вашу цену.
С этими словами незнакомец достал сто рублевую купюру и бросил ее на пол. Взяв чеснок, он растворился в пространстве, прямо на глазах у Мойши.
« Это что – галлюционация?» - спросил сам у себя Мойша. Его взгляд уловил на полу сто рублевую купюру. « Нет!» - успокоился он. « Если имеются наличные – это уже не галлюционации!» Его улыбка осветила милое обезьянье лицо и он нагнулся за купюрой. В этот момент, тело Мойши, ударило сильным разрядом электротока. Вместо сто рублевой купюры, он поднял с пола, оголенные электропровода. Его милая обезьянья улыбка, застыла зловещим обезьяньим оскалом. « Брось деньги!» - закричал в голове его ангел-хранитель. Мойша разжал руку. Сторублевая купюра, куда то мистически, испарилась. Волосы, на его голове, торчали антеннами в разные стороны. В этот момент в зал вошла баба Маша. Она принесла Мойше сдачу за чеснок.
- Вот, Моше! Возьмите Ваши пять рублей. Это сдача.
Мойша увидел в ее руках деньги и заорал нечеловеческим голосом:
- Брось деньги! Старуха!
Баба Маша остолбенела и тут же выронила из рук купюру.
- Не прикасайся к деньгам голыми руками! Никогда не прикасайся!
Баба Маша, только сейчас, обратила внимание на ужасный вид Мойши.
- Деньги нужно брать в резиновых перчатках!!! – продолжал истерику Мойша.
Она бросилась бежать на кухню к повару Арамяну. Нужно было срочно вызывать психиатрическую неотложку.

************* 17 ************

Пальба продолжалась уже очень много часов.
Ровно в полночь над кладбищем раздался громоподобный голос Оливера.
- Взрослые детям строго говорят! Не ходите, дети, в Африку гулять!
Бандиты прекратили перестрелку.
- А это что за чудо? Менты?
- Не похоже.
Оливер стоял на холме освещенный, словно ореолом, каким то неизвестным свечением.
- В Лимпопо полно крокодилов, обезьян, слонов и дебилов – продолжал он громким эхом. Последнее слово эхо повторило немного дольше обычного.
- Это, что? Новая группировка? – удивился Лапоть. Не удержался от вопроса и Шнурок:
- Слышь, мужик! Ты хто?
Ответ Оливера не заставил себя долго ждать.
- Враг детей и всех зверей, злой разбойник, Бармалей!...А это мои местные аборигены!
Оливер взмахнул рукой и по всему кладбищу раздался жуткий скрип. Отовсюду из могил стали выползать полуистлевшие местные аборигены. Что тут началось !!!

*************** 18 ***********

Шнурок отстреливался до последнего патрона. Из живых он остался единственным на всем кладбище. Он прижался спиной к могильной плите и стрелял по окружившим его вампирам, пока не закончились патроны. Вампиры, с каждым шагом, все ближе и ближе, подходили к нему. В отличии от простых мертвецов, у них были красные горящие глаза и черные плащи летучих мышей.
- Все! Это крышка! – сказал себе Шнурок – Их не берут пули…
Выбросив ненужный пистолет, он сел на могильный холмик. Вдруг, рядом с ним, раздался чей то голос.
- Еще не все потеряно!
Шнурок разглядел не далеко от себя человеческий череп, который лежал на земле и обращался к нему.
- Продолжай! – приказал Шнурок.
- По левую руку от тебя, лежит целая сумка чеснока. Кто-то утром ее там оставил. Вампиры не терпят чеснок. Они не смогут тебе ничего сделать.
Шнурок протянул в темноту руку. Действительно, он нащупал сумку с чесноком.
- Ешь чеснок! Тогда они оставят тебя в покое! – продолжал череп.
- Почему я должен тебе верить?
- Можешь не верить, но выбора у тебя нет!
- Я сам ненавижу чеснок!
- Но ты не вампир! Ешь чеснок, если хочешь жить!
Шнурка долго уговаривать не пришлось. Он напихал полный рот чеснока и, превозмогая горечь, начал его жевать. Воздух наполнился чесночным запахом. Вампиры остановились. « И правда - действует» - подумал Шнурок и стал жевать чеснок с большим энтузиазмом.
- А хрен вам – не чеснок!? – кричал он вампирам – Не возьмете Шнурка просто так!
Вампиры стояли молча и хладнокровно ждали, когда их избранник, закончит трапезу.
Вольф подошел к черепу и поднял его с земли.
- Молодец, Черепуша! – поблагодарил его Вольф и поцеловал в лоб. – Сразу видна работа профессионала.
- Ха – ха – ха! – ехидно засмеялся череп.

***************** 19 *****************

Голова болела, как будто с похмелья. Настенный календарь упорно доказывал, что сегодня пятница тринадцатого числа. Неужели это все приснилось? Мои сомнения развеяла жена.
- Ты уже проснулся, дорогой? – спросила она, входя в спальню – Посмотри, как мне идет это украшение?
Она покрутилась передо мной, словно фотомодель на подиуме. На ее шейке сверкало украшение из самоцветов. Меня всего передернуло, как электротоком.
- Ты где это взяла?
- Там, в коридоре… На тумбочке… Там стоит такая красивая древнегреческая ваза, вся усыпанная украшениями.
- Не называй ее «вазой»! - взорвался я – Она этого не любит!!! От ныне ее зовут просто: « Тумбочка»! Поняла?
- Поняла! – ответила ничего не понимающая жена – Я только хотела тебя поблагодарить за подарок.
« Неужели это правда?» - стреляло в моей голове. Я соскочил с кровати и босиком, забыв надеть свои смешные тапочки, помчался в коридор. На нашей развалившейся тумбочке, стояла ваза…, извините, другая тумбочка, которую я одолжил у Геры. В этот момент, как всегда, без стука, в дверном проеме, появляется Мойша.
- Рабинович! Шалом! Отгадай, зачем я к тебе пришел?
Я волком бросился на него, пока он не обратил свой взгляд на тумбочку.
- Забери свой поганый стольник и никуда я с тобой не пойду!
С этими словами я вытолкал его из квартиры и закрыл за ним замок.
- Лечиться нужно! На голову! И непременно! – возмущался, уходивший прочь Мойша.
Кто-нибудь из Вас мне ответит? Эта пятница тринадцатого, для бедного Рабиновича, начиналась хорошо, или плохо?


За счет автора издан тираж в 500 экземпляров. Желающие приобрести издание с автографом автора, пишите на olegvervek@yandex.ru

Перепечатка сделана с разрешения автора за что я ему премного благодарен.

Комментариев нет :

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика